Чтобы найти литературу о малой Родине воспользуйтесь каталогами быстрого поиска:

Дорогие читатели! Сайт "Любимая Родина" рад представить вам легенды про царицу Феодору в Крыму (Россия), которые написали современные поэты и писатели. Мы благодарим авторов за творческое вдохновение, чуткость, доброту и любовь к Родине.

Крым. Легенда о царице Феодоре (авторские материалы)

Легенда - Феодоро владетельница Сугдайи

автор: Соколова Елена Петровна
 
Покрыта тайнами земля.
Без устали щебечат птицы,
Но лик божественной царицы
Везде преследует меня.
 
Среди руин Сугдайи древней
Я вижу тень ушедших бед,-
Хотя прошло немало лет,
Я слышу песнь любви последней.
 
Бродил в Крыму певец Хайдар
Со скрипкой старенькой своей.
Он был, как скрипка, тоже стар,
И пел сказанья для людей.
 
- О, православные, услышьте!
Спою я вам сейчас о море,
От Кыз-Куле, его величьи,
И о царице Феодоре.
 
Прекрасной, царственной и нежной,
Как эдельвейс вершины горной,
Воинственной и непокорной,
С душою пылкой, безудержной.
 
Седые скалы до сих пор,
Хранят былую прелесть рая,
Столицы древнего Сугдайя,
И Феодоры милый взор.
 
Надменный, пламенный Геракс
Влюбился в царственную деву,
Но, получив её отказ,
Он часто предавался гневу.
 
На страстную его мольбу
Царица отвечала свято:
- Ты будешь мне желанным братом! –
Отказ её решил судьбу.
 
Со злобой выслушав ответ,
Геркас нахмурил злобно брови.
Теперь он жаждал только крови,-
И месть сулила много бед.
 
Всё о большой беде вещало:
Закрыли облака луну,
Холодный ветер гнал волну,
Тревогой в воздухе дышало.
 
На скалы опускалась мгла,
Геркас на башни вёл врагов,
Не слышно было их шагов, -
Его безумно ревность жгла.
 
Стонала гордая Сугдайя,
Лилась по склонам кровь людская,
А средь завесы мрачных туч,
Мерцал уныло звёздный луч.
 
Изменник в ужасе молчал.
Смерть расползалась над землёй,
Гремучей, вражеской змеёй…
И кто-то в ужасе кричал.
 
Народ рубили палачи,
Пурпурным становилось море,
Пробились первые лучи, -
Не удержаться Феодоре.
 
Войдя на скальную террасу,
Подняв дымящийся свой меч,
Царица обратила речь
К врагу-изменнику Гераксу.
 
- Будь проклят ты, Геракс, навек!
Несу тебе Богов я вести, 
В тебе погибнет человек,
Застынешь камнем здесь, на месте!
 
И ринулась вниз головой,
Окаменел… застыл Геракс, -
И всё затихло над водой,
Хайдар окончил свой рассказ.
 
Сбылось проклятие царицы.
Огромный камень жив поныне,
Стоит Геркас над морем синим,
А солнце жжёт его глазницы.
 
Как много на земле чудес,
Но песнь Хайдара – это быль!
Уносит горный ветер пыль,
Цветёт на склоне эдельвейс.

Сказание о царице Феодоре

автор: Наталия Рудченко
 
В народной памяти печальное преданье
Хранится более шести веков.
О славной Феодоре то сказанье,
Чья красота была превыше всяких слов.
 
Её страна – прекрасная Сугдея,
У моря Чёрного лежала много лет.
Царица правила иных мужей мудрее,
Держава не испытывала бед.
 
О Феодоре многие мечтали:
Что гибкий стан, что тонкие черты лица,
Лишь за глаза её бы в жёны взяли,
Но вот беда - обет безбрачия дала.
 
Любила Феодора замок древний,
Что на скале у города стоял.
Вид на море, на городские стены
Царицу ежедневно вдохновлял.
 
Владенья царские далече простирались,
Вдоль побережья прямо до Медведь-горы,
В Сугдее и пути торговые пересекались,
Шли караваны, приплывали корабли.
 
Каких здесь только не было товаров,
Меха бобровые, собольи – из Руси,
Оливковое масло из Венеции тут выгружалось,
С Востока – пряности, оружие везли.
 
Но тучи над страной уже сгущались,
На севере к границам шла татар орда,
А в Кафе генуэзцы хитрые обосновались,
Чуть зазеваешься, и свалится беда.
 
Да, и раздор возник средь приближённых,
Не ладили два брата-близнеца,
В царицу искренне и горячо влюблённых,
Что так желали брачного венца.
 
Для Феодоры, юноши, что братья,
Ведь с ними детство, юность провела.
Они из княжеского рода, знати,
Любовь поссорила их крепко, развела.
 
Ираклий на женитьбе был помешан,
Он требовал обет безбрачия забыть.
Отказом был взбешён, мог быть замешан
В делах дворцовых, чтоб её заполучить.
 
А Константин любил совсем иначе,
Хотел с любимой просто рядом быть.
Не хочет нарушать обет безбрачия,
Что ж, остаётся платонически любить.
 
И вот, Ираклий на предательство решился,
Пробрался в Кафу сквозь дремучие леса.
Поговорив с ним, консул генуэзский убедился,
Подарок редкостный судьба преподнесла.
 
По завершенью дела за измену,
Согласен консул Феодору был отдать,
Считал приемлемой такую цену,
Нельзя счастливый случай упускать!
 
И вскоре генуэзцев рать лихая,
Под стенами Сугдеи собралась,
Как чёрных воронов слетелась стая,
И битва долгая за город началась.
 
Два месяца кровопролитье длилось,
Был неприступен город для врага.
И, наконец-то, дело тёмное свершилось,
Изменник в город проникает за врата.
 
Ираклий пользуется сходством с братом,
И ходит ночью, проверяя часовых.
Момент улучшив, он мечом булатным
Зарубит стражу, ворота открыв.
 
Там генуэзцы в ожиданье притаились,
Их в город хлынет целая волна.
Самоотверженно сугдейцы бились,
Но, проиграли, не смогли отбить врага.
 
А Феодора с Константином вместе
Ушли из города, найдя в стене пролом.
Дрались как боги, не предавши чести,
Укрылись в крепости, что звалась Алустон.
 
Искал Ираклий средь убитых брата,
Он так желал, чтоб тот погиб в бою.
Была пустой та времени затрата,
Брат оказался жив, а Феодора – не в плену.
 
Весть словно громом юношу сразила,
Он добивается – кафийцы посылают флот.
Осада, приступы, тараны стен – всё было,
Но снова Феодоре повезёт.
 
Царица жителей и воинов выводит,
Ведёт на запад, укрывая на Кастель-горе.
Когда же войско генуэзское подходит,
Речь возникает о губительной цене.
 
Уж слишком неприступны стены эти,
Осада проще, лучше подождать.
Сдадутся сами, если жить хотят на свете,
А войско глупо попусту терять.
 
Но у Ираклия терпенье на исходе,
Он хочет девушку немедля получить,
И, зная о подземном тайном ходе,
Спешит кафийцам свой секрет открыть.
 
Он в крепость этим ходом проникает,
За брата сходит в темноте ночной.
Подкравшись к Константину, убивает:
Кинжал вонзает, стоя за спиной.
 
Затем спешит к воротам подобраться,
И умудряется легко открыть засов.
Он сделал дело, и торопится убраться,
Кастель падёт всего за несколько часов.
 
А где ж царица? Битвы шум услышав,
Она с мечом бежит уже сюда.
Узнав Ираклия, взмахнёт рукой повыше,
К ногам покатится злодея голова.
 
О, женщины, вы часто так красивы!
Глаза сверкают яростным огнём,
Гнев праведный вам добавляет силы,
Богини-львицы пред врага лицом.
 
Такой была и Феодора наша.
Меч боевой звенел в её руках.
Поняв, что силы неравны, бесстрашно
Шагнула в пропасть… и живёт в веках.

Сказание о царице Феодоре

автор: Валерий Стегачёв
 
Когда-то в городе Сугдея,*
Под боком у царя Боспора,
Короной царственной владея,
Жила царица Феодора.
 
Свой ум прекрасная царица
В делах житейских показала,
И очень скоро царь-девица
Любовь народную снискала.
 
А красотою Феодора
Очаровать могла любого.
И стала "яблоком раздора"
Для населения мужского.
 
Ее взять в жены все мечтали.
К ней много сваталось народа.
Одни богатство предлагали,
Другие - честь и знатность рода.
 
Но всех отвергла Феодора
Мужчин, избавив от мытарства,
Обет безбрачья приняв вскоре,
Чтобы служить на благо царства.
 
Давным-давно, в далеком детстве,
Еще до царского венца,
С ней рядом жили по соседству
Два славных брата-близнеца.
 
Ираклий старше был на миг
Второго брата Константина.
Он просто был его двойник,
Его вторая половина.
 
Как капли были две похожи
Два брата ростом и лицом,
И различить их было сложно
Порой и матери с отцом.
 
И в их мальчишеских забавах
Она ни в чем не уступала,
Стреляла метко и вдобавок
Верхом на лошади скакала.
 
В совместных играх и проказах,
Бывает так не так уж редко,
Братишки как-то, оба сразу,
Влюбились в юную соседку.
 
С годами детское влеченье
Переросло в большое чувство,
Что завершилось, без сомненья,
Для наших братьев слишком грустно.
 
Их спор за сердце Феодоры
(Уж, видно, так судьба решила)
Для братьев завершился ссорой,
Что навсегда их разлучила.
 
Вперед гонимый жаждой власти
Ираклий (с братом в очном споре),
Сгорая от безумной страсти,
Пришел в покои к Феодоре.
 
"Моя прекрасная царица,
Забудь про данный свой обет,
Позволь мне на тебе жениться,
Прошу скорее дать ответ".
 
"Ираклий, пыл, прошу, уйми,
Он времени пустая трата,
Ведь для меня важней, пойми,
Обет, что я дала когда-то.
 
Удел жены мне будет адом,
Мне смерть милее брачной клети.
Назвать тебя могу лишь братом,
Слова скорей запомни эти".
 
Царица тут же удалилась.
Мысль о полученном бесчестье
В его сознанье эхом билась,
Рождая злость и чувство мести.
 
И он решил любой ценой
Любви добиться от царицы,
Ну, и короны заодно,
Чтоб властью полной насладиться.
 
Брат младший был другим, без спору,
И, ко всему, был добр и честен.
Любил он нежно Феодору,
Хоть и в любви был безответен.
 
Но, помня об ее обете,
Он с участью своей смирился,
И был счастливей всех на свете,
Что рядом с милой находился.
 
А в Кафе**, словно те злодеи,
(Здесь генуэсцы обитали)
Взирали алчно на Сугдею
И лишь момент удачный ждали.
 
И тут как будто ниоткуда
Ираклий вышел на "арену".
Из мести он давно, Иуда,
В тиши вынашивал измену.
 
Тайком в ночи, подобно вору, 
Он в Кафу к недругам явился
И им, взамен на Феодору,
Открыть ворота побожился.
 
Верховный консул генуэсцев,
Собрав свою большую рать,
Пошел войною на Сугдею,
Чтобы ее завоевать.
 
Но горожане (это важно),
У стен, собравшись дружно, скоро,
Сражались дерзко и отважно
Под руководством Феодоры.
 
В любом бою с царицей рядом,
Как рыцарь славный из былин,
Что связан таинством обряда,
Всегда был верный Константин.
 
Взбешенный первой незадачей,
Излив на всех свою досаду,
Верховный консул на удачу,
Велел Сугдею взять в осаду.
 
Воспользовавшись сходством с братом,
Чтоб план свой подлый воплотить,
Ираклий в город воровато
Проник, чтоб путь врагам открыть.
 
Он к часовому подбежал,
(Тот в сходстве их не разобрался).
И, в грудь, вонзив ему кинжал,
Открыть ворота постарался.
 
Клинком сраженный, воин пал.
Ворота настежь отворились,
Кафийцы, словно грозный вал,
В Сугдею тотчас устремились.
 
Бой трудный длился до утра.
Но силы были не равны.
Застал врасплох сугдейцев враг,
Дни царства были сочтены.
 
Собрав живых всех воедино,
Ведь город был почти сожжен,
Царица вместе с Константином
Бежали в крепость Алустон***.
 
Ираклий просто был взбешен.
И, не найдя царицу с братом,
Он снова к консулу пришел,
Чтоб в Алустон идти с десантом.
 
А генуэсцы-изуверы
В поход опять идти собрались.
И вот кафийские галеры
У Алустона показались.
 
Защитников со всех концов
Враги упорно осаждали,
Взяв город в плотное кольцо,
С дня-на-день полной сдачи ждали. 
 
Сражались храбро алустонцы.
Но силы были на исходе.
Ряды редели оборонцев
При каждом вражеском заходе. 
 
Чтоб кровь людскую зря не лить,
Ведь "кровь людская - не водица",
Свое решенье объявить
Сограждан собрала царица.
 
"Не удержать нам цитадель.
Чтобы в плену не очутиться,
Нам нужно на горе Кастель****
От генуэсцев всем укрыться".
 
Сама природа постаралась:
Гора казалась недоступной.
Скалой отвесной в высь вздымалась,
Чтоб крепость сделать неприступной.
 
Но генуэсцы очень скоро
Явились на гору Кастель,
Решили снова взять измором
Еще и эту цитадель.
 
Подземным тайным переходом,
Как будто аспиду сродни,
Ираклий снова мимоходом
Средь ночи в крепость вновь проник.
 
Увидев брата Константина,
(Вблизи ворот он службу нес),
Ему кинжалом подло в спину
Удар предательский нанес.
 
Чтоб не пришел на помощь кто-то,
Рванул засов что было сил,
И тотчас же открыв ворота,
Он в крепость всех врагов впустил.
 
На шум из каменной светлицы
Во двор вбежала Феодора.
Предатель бросился к царице,
Чтоб суд над ней свершить свой скорый.
 
Но гневно бросила царица:
"Ты будешь зло творить докуда?
Суд Божий над тобой свершится,
Так будь же проклят ты, Иуда".
 
Блеснул в руках царицы меч…
Земля вмиг кровью окропилась.
И голова, свалившись с плеч,
К ногам девицы покатилась.
 
Сама ж рванулась в гущу битвы.
Был взор огнем и гневом полон.
Мечом царица и молитвой
Врагов разила, словно молох.
 
И криком громким, словно львица,
Звала всех воинов своих.
И вызывала страх девица
У грозных воинов чужих.
 
И путь закончила царица,
Как воин доблестный, в бою.
И ввысь взлетела вольной птицей,
В веках прославив жизнь свою.
 
Сказанье о царице Феодоре
Через века, из уст в уста летя,
В народном к нам дошло фольклоре
От тех событий сотни лет спустя.
* Сугдея - - современный Судак; 
** Кафа - - современная Феодосия; 
***Алустон - - современная Алушта; 
****Гора Кастель - - находится западнее Алушты.

Легенда о Феодоре

автор: Сергей Дудченко
 
Память народная вечно хранит 
Легенду о славной царевне Сугдейской.
Быль или небыль, то помнит гранит,
Люди преданье хранят повсеместно.
 
Все это было очень давно.
Город Судак тогда звался Сугдея.
Им управляла в те давние дни
Царская дочь Феодора. Владела
 
Городом крупным, полями вокруг,
Сказочным краем без горя и мора.
Счастливо людям жилось в том раю,
Символом счастья была Феодора.
 
Взять ее в жены могли лишь мечтать
Два близнеца, Константин и Ираклий,
Но находились они в долгой ссоре,
Ссорит любовь даже братьев, не так ли? 
 
Но Феодора любила обоих
И не могла сделать выбор меж ними.
Каждый был славный, испытанный воин,
Каждый хотел быть один на вершине.
 
Чтоб не обидеть кого-то из братьев,
Не захотела она идти замуж.
«Будем друзьями, друзьями не больше,
Если случилось у нас это так уж».
 
И Константин согласился с любимой,
Приняв достойно такое решенье,
Не было злобы и алчности в сердце,
Ну а Ираклий пришел в исступленье.
 
«Ты, Феодора, забыла, наверно:
Я добиваюсь всего и всегда,
Хоть ты не хочешь женой стать моею,
Но я добьюсь, что ты скажешь мне да».
 
Так размышлял сам с собою Ираклий,
В мыслях победу уже предвкушая,
Но Феодора опять отказала,
Данную клятву себе сохраняя.
 
Злобой объятый, решает Ираклий
Власть захватить, добыть силой корону.
И Феодору возьмет себе в жены.
Кто же откажет властителю трона?
 
Пробравшись в Кафу, он убеждает
Грозных соседей напасть на Сугдею,
Помощь при этом им обещая.
Те согласились, на радость злодею.
 
И генуэзцы, как черные коршуны,
Ринулись штурмом на стены Сугдеи.
Только старанья их были напрасными:
Городом с ходу не овладели.
 
Пользуясь сходством своим с Константином,
В город Ираклий проник осажденный.
Воин, стоявший на страже ворот, пал, 
Топором нечестивца сраженный.
 
С криком ворвались враги в спящий город.
Участь Сугдеи предрешена.
Но не досталась врагам Феодора,
С группой защитников в крепость ушла.
 
Крепость Алустон держалась недолго.
Силы не равные, в сущности, были,
А к генуэзцам все шла и шла помощь
С суши. И с моря галеры их плыли.
 
Снова отходят защитники города.
Вот и последний рубеж их земель.
Старая крепость – творенье природы –
На самой вершине горы Кастель.
 
Нет, не сломить генуэзцам сугдейцев,
Не покорить неприступные стены.
И никогда не видать бы победы,
Если бы не было новой измены.
 
Снова Ираклий (пользуясь сходством
С братом своим) пробирается в крепость,
Снова обманута стража у входа,
Снова случилась эта нелепость.
 
Тут Константина увидел Ираклий,
Тот в наблюденьи стоял у бойницы.
Не размышляя, нанес ему в спину
Страшный удар секирой в деснице.
 
Тот повернулся и глянул на брата,
Взгляд был мутнеющий и удивленный,
И, пошатнувшись, свалился на землю,
Братом своим же насмерть сраженный.
 
Воины бросились на нечестивца,
Но было поздно, открыл он ворота.
Хлынула в крепость вражия сила,
Уничтожая все с ходу, с налета.
 
Бой завязался. И на шум битвы
Из замка выбежала Феодора.
Тут преградил ей дорогу Ираклий,
Не знающий страха, стыда и позора.
 
«Что здесь случилось?» – спросила царевна,
Приняв мерзавца за Константина.
– Враг на Кастели, моя Феодора,
Но ты не бойся, со мной все едино. 
 
Тут же был узнан: «Умри же предатель!»
В факельном свете мелькнул ее меч,
И голова нечестивца Ираклия
Упала наземь с широких плеч.
 
              ***
Минули века, но на Кастели
Черные полосы видим поныне.
Как говорится в предании старом,
Не прорастет здесь ничто, как в пустыне.
 
Это следы кровавых ручьев,
Горький итог этой битвы суровой.
В ней полегли все защитники крепости
Вместе с девушкой-воином – ФЕОДОРОЙ.

Прекрасная Феодора

автор: Валентин Серых
 
Люди здесь жили и прежде. 
И море плескалось, синея. 
На теплом его побережье 
Лежала страна Сугдея. 
Соседи грозили войной. 
Внутри – семена раздора. 
Правила этой страной 
Прекрасная Феодора. 
Звезды в горах мерцали. 
Ласково Солнце светило. 
Принцесса росла с близнецами – 
Ираклием и Константином. 
Девочка подрастала 
На чтении мудрых книжек. 
И все же не отставала 
От непосед-мальчишек. 
Быстрее других бежала. 
Скакала на лошади смело. 
Из арбалета стреляла 
И саблей владела умело. 
Детство летело быстро. 
Мальчишки хотели прославиться. 
Из Феодоры выросла 
Умница и красавица. 
Природа свое брала. 
Принцесса решила иначе: 
Обет нерушимый дала 
Сдержанности и безбрачия. 
Но все, кто в нее влюбился, 
Ответной  любви  добивался. 
Лишь Константин согласился 
И другом  хорошим остался. 
Ираклий решил иначе, 
Все больше и больше наглея, 
Он будет искать удачу 
В стане врагов Сугдеи. 
                    - 
Предательство надо ценить. 
И, следуя уговору, 
Ираклий поможет ворота открыть. 
Взамен отдадут Феодору. 
Команду у стен собрали, 
А все же не сдвинулись с места. 
Всерьез под Сугдеей застряли 
Щупальца генуэзцев. 
Но помогла уловка: 
Ираклий в игру вступает. 
Он в крепость проникнет ловко 
Ходом, который знает. 
С трудом находя дорогу, 
Двигаясь словно во сне, 
Увидел он брата родного, 
Стоящего на стене. 
В месте неосвещенном 
Удобный момент подождал. 
И в спину незащищенную 
Вогнал роковой кинжал. 
Одев Константиновы латы, 
Вышел из тени. И вот, 
Очень похожий на брата, 
Дошел до охраны ворот. 
Защитники пали убитые. 
Створки легко открывались. 
Через ворота открытые 
Толпы врагов  ворвались. 
Ираклия радость пьянила. 
С безумной надеждой во взоре, 
Разыгрывая Константина, 
Он подбежал к Феодоре: 
« Тогда выбирать не хотела. 
Теперь ты – рабыня моя». 
Удар – и к ногам слетела 
Предательская голова. 
Горстка бойцов держалась. 
Хоть плен или гибель скоро. 
И в центре  бойцов   сражалась 
Прекрасная Феодора. 
Все пали в сраженье неравном. 
Кровью утесы омыли. 
А скалы, что очень странно, 
Кровавый тот цвет сохранили. 

Смотрите и другие материалы по теме:

Загрузка...

Легенды регионов

Загрузка...
Наверх
Сайт о городах и странах ljubimaja-rodina.ru