Чтобы найти литературу о малой Родине воспользуйтесь каталогами быстрого поиска:

Дорогие читатели! Сайт "Любимая Родина" рад представить вам легенды про тополь, гранат и кипарис в Крыму (Россия), которые написали современные поэты и писатели. Мы благодарим авторов за творческое вдохновение, чуткость, доброту и любовь к Родине.

Крым. Легенды о Тополе, гранате и кипарисе (авторские материалы)

Тополь, гранат и кипарис.

автор: Валентина Хоральд-Байрам
 
    Темный строгий силуэт кипариса служит украшением Южного берега Крыма. У многих народов кипарис — дерево грусти, печали, смерти, но одновременно и символ юности, благородства.
О появлении кипариса в Крыму существует еще одна легенда, в которой говорится о девушке, отчаявшейся дождаться своего возлюбленного из дальнего плавания. Она стояла на скале, смотрела в морскую даль, а потом проросла в землю корнями, превратившись в красивое неизвестное ранее дерево.
   На морском побережье в четырнадцати верстах от Алушты жил рыбак с женою. Это были честные, трудолюбивые и очень добрые люди, готовые приютить путников, поделиться последним куском с бедными.
   Что и говорить, окрестные жители глубоко уважали рыбака и его жену. Добрая слава шла о них в Крыму. А рядом с доброй шла слава худая — о детях этих честных людей, о трех дочерях родных.
   Старшую дочь звали Тополиной. На вид она была безобразной, маленького роста, неуклюжая. А по характеру — злая-презлая. Чтобы досадить соседям, она подслушивала чужие тайны, а потом разглашала их по всему побережью. День и ночь проклинала своих родителей за свое уродство, за крошечный рост.
   Вторая дочь, Граната, помешалась на розовом цвете. Она упрекала отца и мать за то, что не красавица и что у нее не розовые щечки. Вот если бы она была как роза, все I прохожие останавливались бы и смотрели на нее с восхищением.
   Младшая, Кипариса, была красива и обладала веселым нравом. Но под влиянием старших сестер тоже насмехалась над отцом и матерью. Мол, родили ее на свет божий не днем, а ночью, оттого она такая резвая и смешливая.
   Тяжело было родителям слышать упреки детей своих. Но что поделаешь? Любовь родительская слепа и беспомощна. Старики молча сносили проделки дочерей, терпели от них насмешки. И, чтобы избежать неприятностей, часто уходили в горы. Там они жили по нескольку дней.
   Однажды, когда они были дома, в хижину ворвались все три дочери.
   Разозленные каким-то уличным происшествием, они набросились на отца и мать и начали их избивать.
— О небо, — взмолились родители. — Есть ли силы, которые смогли бы защитить нас от наших детей!
   Не успели они произнести эти слова, как раздался голос:
— Тополина! Ты клянешь своих родителей за то, что карлица. Так стань же высочайшим деревом, которое всегда будет без цветов и плодов. Ни одна птица, кроме ворона, не будет вить на тебе гнезда…
— Граната! Твое желание тоже сбудется. Ты станешь деревом с розовыми цветами, и все будут останавливаться и восхищаться ими. Но никто не наклонится, чтобы понюхать эти красивые цветы, потому что они не будут иметь запаха. Плоды твои, ярко-красные в середине, не насытят никого и не утолят ничьей жажды, потому что они не будут созревать…
— Кипариса! Тебя постигнет участь твоих сестер. Ты сетовала на свой веселый нрав — ты станешь растением красивым и печальным…
   Перепуганные насмерть девушки бросились из хижины. За ними выбежали родители. Но детей своих они уже не увидели: во дворе стояли три дотоле неизвестных дерева. Одно взметнуло ввысь свои ветви, словно хотело стать еще выше, другое было усыпано розовыми цветами, а третье застыло в грустном молчании.
   И назвали люди эти деревья именами трех дочерей — тополь, гранат и кипарис".
Легенда про тополь, гранат и кипарис
автор: Валерий Стегачёв
 
Когда-то у моря в предместье Алушты
С женой и с детьми жил рыбак в те года.
Им все добродетели были не чужды,
И в хижину двери открыты всегда.
 
Здесь путник случайный, пришедший на брег,
И сироты-дети, и бедные вдовы
Могли себе пищу найти и ночлег
И душу согреть добрым, ласковым словом.
 
В окрестных селеньях их все уважали.
Но дети пошли не в отца, и не в мать.
Их дочери – это в округе все знали-
Родителям были совсем не под стать.
 
Дочь старшую звали в семье Тополиной.
Красавицей, скажем, она не была.
Не ладна, не складна, с улыбкой ехидной,
Ещё ко всему же и ростом мала.
 
Взбиралась она на соседние крыши,
Стараясь соседям своим "насолить",
Пыталась людские секреты услышать,
Чтоб их по деревне потом "раззвонить".
 
И денно, и нощно она проклинала
Родного отца и родимую мать
За то, что красавицей дивной не стала,
За крошечный рост, за нескладную стать. 
 
 И средняя дочь, что назвали Гранатой,
От старшей сестры далеко не ушла.
Она хоть и не была злой и горбатой,
Но тоже своих стариков довела.
 
Что в детстве ей розовый цвет не додали,
Что щеки ее не нежны, не румяны.
По поводу этому вечно скандаля,
В себе находя постоянно изъяны.
 
Кабы у нее были б розовы щечки,
Тогда б все мужчины вокруг, без сомненья,
Дарили б вниманье прелестной их дочке
И любовались бы ей с восхищеньем.
 
Теперь речь о младшей пойдет, Кипарисе,
(Такое ей дадено имя, вестимо).
Во всем от сестриц своих старших завися,
Как дочка вела себя недопустимо.
 
Над ними она посмеялась сполна,
Дочерни превысив свои полномочья,
Вина заключается в том, что она
Не днем на свет божий явилась, а ночью.
 
И хоть Кипариса была и красивой,
Но тоже изъяны в себе отыскала.
Что слишком уж резвой была и смешливой,
Так прямо в глаза старикам и сказала.
 
Но оба родителя молча сносили
Проделки своих дочерей и насмешки.
Лишь изредка в горы они уходили,
Тем самым спасаясь от гнева их в спешке.
 
И вот как-то раз три ужасных мучителя,
Чтоб гнев свой и злость хоть на ком-то согнать,
Набросились с бранью на бедных родителей,
И стали несчастных втроем избивать.
 
Не в силах уж больше терпеть издевательства,
Отец стал у Бога защиты просить:
—О, Боже! Коль есть ты, в свое доказательство,
Прошу от нападок детей защитить.
 
Услышав мольбы, Бог не медля вмешался,
Не мог стороной он несчастье пройти,
Откуда-то сверху глас Божий раздался,
Грех тяжкий у Бога такой не в чести:
 
—Ты, Тополина, в свое наказанье,
Стань деревом, но в продолженье веков,
На дереве этом, тебе в назиданье,
Не будет ни ярких цветов, ни плодов.
 
Ты станешь высокой, со стройною кроной
И будешь красавицей даже зимой,
Но только пернатые, кроме вороны,
Тебя облетать будут все стороной.
 
—Граната, смиренно прими наказанье,-
Господь обратился к сестрице второй,-
Коль нету ни капли в тебе сострадания,
Моя епитимия будет такой:
 
Пусть люди все будут тобой восхищаться,
Будь деревом ярким и с розовым цветом,
Но запах не будет во век ощущаться
В красивых цветах ни весною, ни летом.
 
Затем обратился он к младшей сестрице:
—Тебе так не мил был веселый твой нрав.
Каприз твой тебе отзовется сторицей,
Тебя наказав, я во всем буду прав.
 
Ты станешь растеньем почти идеальным,
И вечно зеленым, как малахит.
Красивым и пышным, но очень печальным,
Таков для тебя мой последний вердикт.
 
Бросились в страхе сестрицы из хижины,
Словно нечистую силу увидели,
Господом Богом прилюдно унижены.
…Больше родители дочек не видели.
 
А во дворе под окошком стояли
Три деревца, им досель не известные.
И, как сестер, те деревья назвали,
В знак назидания жители местные.
Тополь, гранат и кипарис - Крымская легенда
автор: Валентина Куплевацкая Добрикова
 
Вблизи Алушты на равнине – 
В народе помнят и поныне –
Жил добродетельный рыбак.
К нему и странник и бедняк
Шёл за советом и с бедой,
Просился на ночь на постой
Тот, кто замешкался в пути.
Здесь, в бедной хижине, найти
Мог каждый ласку, кусок хлеба 
И утешенье, кто б ты не был.
 
Все уважали рыбака.
Молва людская, как река,
О нём по Крыму полетела.
Но бедняку до слов нет дела:
Как не помочь чужой беде,
Вдовице или сироте?
Так и жена его считала:
Для счастья нужно слишком мало.
Слыла в народе скромной, милой,
Немногословной, терпеливой.
 
Растили с мужем дочерей –
Опору старости своей.
Одну назвали Тополиной –
Довольно скромно и невинно.
Вторую нарекли Гранатой
И пожелали жить богато.
А младшей, так шептали тисы,
Досталось имя Кипарисы.
Три дочки дружно подрастали,
Но всю округу удивляли.
 
От Тополины сторонились,
С обидой на неё косились.
Нет, не за то, что некрасива,
А злоречива и спесива,
Имела гадливую душу.
Чтобы людские тайны слушать,
На крыше или под окном
Таилась долго, а потом
Чинила склоки и раздоры
Между соседями. Но скоро
Взялась от злости проклинать
Своих сестёр, отца и мать.
 
Вторая на неё смотрела,
Но, подрастая, хорошела.
Да только бледный цвет лица
Достался дочке от отца.
Она же розовый хотела:
Тогда бы, как цветочек, рдела,
Чтоб все смотрели с восхищеньем,
А парни с томным вожделеньем.
 
И Кипариса подрастала,
Себе, конечно, цену знала:
Была красива, с добрым нравом,
Любила игры и забавы.
Но под влиянием сестёр
Отцу и матери в укор
С насмешкой бросила она,
Что это только их вина:
Ей надо было б днём родиться –
Быть хохотушкой не годится.
 
Шло время. Дочери взрослели,
На всех с презрением смотрели.
Росло родительское горе,
Шумело беспокойно море.
Старик по-прежнему рыбачил,
Лишь чайки знали, как он плачет.
Слепа, беспомощна любовь,
Что терпит боль. А дочки вновь
С издёвкой сыпали упрёки –
Их речи были так жестоки.
 
Чтобы не слышать горьких слов,
Отец и мать, когда покров
Ночного неба тонет в море,
А сердце разрывает горе,
Из дома стали уходить
В ущелье гор, чтоб не вредить
И не мешать любимым чадам…
Им приструнить девиц бы надо,
Но переплачут день-другой
И возвращаются домой.
 
Жалели люди стариков,
Но, кроме милосердных слов,
Ничем помочь им не могли.
Так раскалённые угли
Рождают бедствие пожара
И гибнет всё в огне кошмара.
 
Однажды в нестерпимый зной
Вернулись фурии домой.
Их злобе не было предела:
Слоняясь целый день без дела,
Над кем-то желчно потешались,
Злословили и даже дрались.
Увидев дома стариков,
В припадке гнева, бранных слов
На них набросились опять,
Жестоко стали избивать.
 
- О, есть ли где такая сила,
Чтоб нас от дочек защитила? –
Взмолилась мать. И голос свыше
Ответил:  «Под отцовской крышей
Раздорам больше не бывать –
Вам не нужны отец и мать!»
 
- Ты, Тополина, за проклятья 
Ступай-ка в вечные объятья
Дождей и ветра, солнца зной,
Чтоб не была такою злой.
Как и хотела, стань высокой,
Дружи с вороной чернобокой.
Жила ты праздно, без трудов –
Живи и дальше без плодов!
 
А ты, граната, будь спокойна:
Стать редким деревцем достойна
Твоя изнеженная плоть –
Тебе свой нрав не побороть.
Любуйся розовым цветеньем,
Прохожих громким восхищеньем.
Увы! Без запаха цветы! 
И в толстой кожуре плоды
Не утолят коварной жажды,
Но, их попробовав однажды,
Запомнят ярко-красный цвет
Незрелых зёрен – вот секрет.
 
Ты, Кипариса, младше всех,
Но на тебе не меньший грех:
Ты за родителей в ответе.
Да что ж у вас за сердце, дети?!
Весёлый нрав и красота
Тебе достались неспроста.
Так станешь деревом печали,
Красивым, стройным, но едва ли
Ты сможешь петь и танцевать:
Твой крест – в печали увядать.
 
Девицы в страхе встрепенулись
И в дверь из хижины метнулись.
Отец и мать за ними вслед,
Но дочерей в помине нет.
Зовут, рыдая, - всё пустое!
И видят: во дворе все трое
Шумят ветвями на ветру.
Одно взметнулось в высоту,
Другое в розовых цветах,
А третье будит грусть в сердцах.
 
Так и зовут их именами
Трёх дочерей. Достать ветвями
Стремятся небо тополя.
Хранит молчание земля 
Там, где посажен кипарис.
И, словно ветреный Нарцисс,
Гранат любуется собой.
Увы! Но только не судьбой!
 
Поверь и ты моим словам:
Всё воздаётся по делам!

Смотрите и другие материалы по теме:

Загрузка...

Легенды регионов

Загрузка...
Наверх
Сайт о городах и странах ljubimaja-rodina.ru