Чтобы найти литературу о малой Родине воспользуйтесь каталогами быстрого поиска:

Дорогие читатели! Сайт "Любимая Родина" рад представить вам легенды о Русалке у Мисхора в Крыму (Россия), которые написали современные поэты и писатели. Мы благодарим авторов за творческое вдохновение, чуткость, доброту и любовь к Родине.

Крым. Легенда про Русалку у Мисхора (авторские материалы)

О русалке и фонтане у Мисхора 

автор: Валентина Хоральд-Байрам
 
Набережную Мисхора украшает скульптура девушки, склонившейся к источнику-фонтану, из-за камней за ней следит Али-баба. А в море, на скале, среди волн — русалка с младенцем на руках. Это единый скульптурный ансамбль под названием «Похищение Арзы», выполненный в 1905 году по проекту известного эстонского скульптора, академика Петербургской Академии художеств А. Г. Адамсона, которого вдохновила старая легенда. В легенде отражены действительные случаи похищения молодых женщин турецкими пиратами для продажи их в стамбульские гаремы.
    В очень давние времена, когда Южный берег Крыма был под властью турецкого султана, жил в деревне Мисхор скромный труженик Абий-ака. Жил он в хижине вблизи моря и неутомимо работал на своем маленьком винограднике. Слыл старик Абий-ака честным работящим человеком и пользовался почётом и уважением у всех односельчан.
    Бережно ухаживал Абий-ака за своими дынями на баштане, за лозами на винограднике, за персиками и яблонями в саду, оберегая их от весенних морозов и туманов, от прожорливых гусениц и болезней. Но всего заботливее, всего нежнее выращивал он свою единственную дочку, черноглазую Арзы. Славился Абий-ака своей мудростью, но ещё больше славился он красавицей-дочкой. Строен и гибок был стан Арзы, как лоза винограда, сорок тонких косичек сбегали по плечам её до самых колен, как сорок струек воды в горной речке, блестящие огромные глаза были черны, как звёздное небо над цветущей яблоней, яркие губки рдели, как две спелые вишни, а нежные щёки румянились, как бархатные персики.
   Все любовались прелестной Арзы. Но внимательнее всех присматривался к ней хитрый старик Али-Баба. Он потерял покой с тех пор, как впервые увидел её у фонтана на берегу моря, набиравшей воду в медный кувшин. Али-Баба был хозяином фелюги с пёстрыми парусами, которая приходила часто из-за моря с турецкого берега в Мисхор с товарами. Не любили купца: ловко он умел обмануть при купле и продаже. И ещё шла о старом турке тёмная молва, будто высматривает он девушек в деревнях Южного берега, похищает их и увозит на своей фелюге в Стамбул для продажи в гаремы турецких пашей и беев.
    Всегда не по себе было красавице Арзы, когда она чувствовала пристальный взгляд Али-бабы.
    Время шло, и хорошела с каждым днем девушка. Весело хлопотала она вокруг отцовской хижины, помогая матери в работе, звенел её серебристый смех на винограднике, с песней спускалась она к своему любимому фонтану. И долго просиживала там, глядя, как набегает на берег волна за волной и шевелит разноцветные камешки.
    Много мисхорских женихов присылало сватов к Абий-аке, но посмеивался старик, и пряталась Арзы. Не могла она забыть весёлого парня из дальней деревни, которого встретила однажды у прибрежного фонтана. О нём-то и думала она подолгу, глядя на волны и на чаек, носившихся над морем.
    И вот пришел день, когда парень прислал сватов к Арзы. Покачал головой Абий-ака, жаль ему было отдавать дочь в чужую деревню, поплакала мать. Но не отказали сватам родители.
    Пришла весна, цвели деревья у хижины Абий-аки, но ещё пышнее цвела дочь Абия, готовясь к свадьбе. И только одно печалило её сердце: близкая разлука с отцом и матерью, с родной деревней, с подругами и с милым фонтаном у берега моря.
    Весело праздновала деревня Мисхор свадьбу красавицы Арзы. Юноши и девушки затевали шумные игры.
    Многолюднее и шумнее всего было во дворе Абий-аки. Вся деревня Мисхор сошлась на свадьбу Арзы. И из соседних деревень пришло много гостей на торжество. Звенели смех и песни, но Арзы была печальна. Вот спустились весенние сумерки на берег, вот в синюю тень погрузилось подножие Ай-Петри. У деревни запел рожок пастуха, возвращавшегося со стадом, и подёрнулась мраком просторная гладь моря. Поднялась со своей подушки наряженная в пёстрое одеяние невесты Арзы и тихонько вышла из хижины. В последний раз захотела повидаться и проститься с дорогим для неё фонтаном и морским простором.
    Взяла она свой медный кувшин и спустилась к фонтану. Там, у самых морских волн, прислушиваясь к плеску прибоя и журчанию источника, погрузилась она в воспоминания о детстве. Не подозревала девушка, что несколько коварных глаз наблюдали за ней, следили за каждым шагом. Не замечала она, что в прибрежных кустах прятались чужие люди. Не знала, что фонтан окружён со всех сторон.
    Посидев у берега, Арзы подошла к фонтану, нагнулась и подставила свой кувшин под желобок. Звонко побежала вода в медный сосуд.
    Вдруг… Что-то чуть шевельнулось над самой её головой, послышался лёгкий, кошачий прыжок, и две цепкие руки обхватили несчастную девушку. Отчаянный крик вырвался из груди Арзы, но две другие руки закрыли ей рот, набросили плащ на голову, скрутили так, что она не в силах была издать больше ни звука.
   Пираты подхватили драгоценную добычу и во главе с Али-Бабой бросились к лодке.
   Али-Баба торжествовал. Наконец-то ему удалось доставить радость своему жадному сердцу, похитить такую красавицу, которая станет украшением дворца самого султана, а ему принесёт богатство, много золота. Узнав о свадьбе, он уже совсем было потерял надежду захватить Арзы. А тут она сама далась в руки.
   Обезумев от ужаса и горя, прибежал отец Арзы на крик дочери, бросились за ним жених и гости, но было уже поздно — фелюга Али-бабы, покачиваясь на волнах, уносилась к Стамбулу.
   Деревня огласилась воплями. Все оплакивали любимую Арзы.
   Тосковали о бедной девушке не только несчастные родители, не только жених, не только односельчане. Зачах и любимый её фонтан. Прежде он весело журчал, давал обильную влагу, а исчезла Арзы — стал иссякать, наконец, лишь тяжёлые капли, как горькие слезы, покатились с желобка.
   Али-баба привез Арзы в Стамбул. Удача и здесь не оставила его. Не успел он вывести плачущую девушку на невольничий рынок, как явились туда евнухи самого султана. Они нашли Арзы достойной гарема наместника пророка на земле. Девушка была приведена во дворец. За Арзы Али-баба получил большую плату: столько золотых монет, сколько нужно было, чтобы сплошь выложить ими ложе его величества…
   Тосковала, плакала Арзы, не находила себе места в гареме, дичилась жён, рабынь, евнухов и таяла не по дням, а по часам. Родила Арзы мальчика, но не принёс он облегчения её душе. Ровно через год с того дня, когда руки разбойников схватили её на далёком крымском берегу у любимого фонтана, поднялась Арзы с ребёнком на угловую башню султанского сераля и бросилась в пучину Босфора.
    В тот же вечер печальная русалка с младенцем подплыла впервые к фонтану у берега Мисхора.
    С тех пор один раз в год, в тот день, когда была похищена Арзы, начинал фонтан струиться сильнее, и в этот же час из тихих волн появлялась русалка с младенцем на руках. Она подходила к фонтану, жадно пила воду, играя со струёй, смачивала руки и волосы, ласково гладила камни, сидела на берегу, задумчиво всматривалась в морской простор, глядела на родную деревню. А потом, тихо опустившись в волны морские, исчезала до следующего года…
Легенда о русалке в Мисхоре
автор: Валерий Стегачёв
 
Гласит легенда, что в Мисхоре*,
Еще в те давние века,
Жил бедный труженик у моря
По имени Абий-Ака.
 
Была у скромного Абия
Дочь – солнцеликая Арзы
Красива, как сама богиня,
С глазами цвета бирюзы.
 
Изящно гибок стан девичий,
Им наградил ее Всевышний. 
И губы на ее обличье,
Как сочный плод у спелой вишни.
 
Все восхищались красотой
Его прекрасной юной дочки.
За нею вились всей толпой
Отцов зажиточных сыночки.
 
Арзы, как это все ни странно,
Не оценила никого.
Хоть и была для всех желанна-
Отвергла всех до одного.
 
Лишь злой старик Али-Баба
Не любовался сим алмазом,
(О нем дурная шла молва)
Смотрел плохим недобрым глазом.
 
Шептались женщины в ауле:
Старик красавиц воровал,
Затем на рынке всех в Стамбуле
Он по гаремам продавал.
 
Арзы любила утром рано,
Когда в селе еще все спят,
Смотреть на волны у фонтана
И слушать, как они шумят.
 
И думать о веселом парне,
Что у фонтана повстречала.
И, пребывая так в нирване,
О счастье девичьем мечтала.
 
И вот настал день долгожданный...
По всем законам шариАта
Ее любимый друг желанный
К Абию в дом направил свАтов.
 
И у красавицы Арзы
На свадьбе был и стар, и млад.
С благословения мурзы
Гулял Мисхор два дня подряд.
 
Арзы, решив в последний раз
К фонтану к морю вниз спуститься,
Чтоб здесь без посторонних глаз
С фонтаном навсегда проститься.
 
Но, вот чего она не знала,
Что у фонтана в этот час
За ней украдкой наблюдала
Пиратов алчных пара глаз.
 
Арзы украсть в тот день велел
Тот злой старик Али-Баба.
Он увезти ее хотел
В Стамбул султану для забав.
 
Пираты девушку схватили
И посадили взаперти.
И в тот же день в Стамбул уплыли,
Свои следы чтоб замести.
 
Все точно рассчитал мерзавец.
Напрасно муж Арзы искал,
Как всех украденных красавиц,
Ее ужасный ждал финал.
 
Корабль к пристани причалил,
Надеждам всем пришел конец.
Старик Арзы в момент доставил
Султану прямо во дворец.
 
Ну а на родине в Мисхоре
Муж молодой, отец и мать
Страдали в неутешном горе,
Не в силах в сердце боль унять.
 
И в тоже время, на глазах,
Фонтан, как люди ни старались,
Как аксакал больной, зачах,
И от тоски, и от печали…
 
Арзы по мужу тосковала,
Что счастья был так краток миг.
Но как избавиться, не знала,
От всех султановских вериг.**
 
Султан любовью воспылал
К прекрасной молодой татарке.
К себе в палаты часто звал,
Дарил богатые подарки.
 
От ненавистного кагана
Она ребенка родила.
Но стать женою для султана
Крымчанка так и не смогла.
 
Ей стала жизнь совсем не в сладость,
Тоска сожгла ее дотла.
И даже материнства радость
Ее от грусти не спасла.
 
И в годовщину похищенья,
В тот день, когда ее украли,
Подняться, приняла решенье,
На башню ханского сераля.***
 
И, пережив душевный криз,
Арзы не вынесла позора
И бросилась с ребенком вниз,
В пучину грозных волн Босфора.
 
И, по легенде, очень скоро
У всей деревни на виду
Русалка к берегу Мисхора
Являться стала раз в году. 
 
Она подолгу у фонтана
Сидела, на деревню глядя,
И исчезала вдруг нежданно,
В морской пучине, как наяда.****
 
*Мисхор – курорт на южном берегу Крыма.
**Cераль -- султанский дворец
***Вериги - перен. То, что тяготит, сковывает свободу действий.
****Наяда – морская нимфа
Легенда Крыма. Арзы 
автор: Фелли - Дана Ден
 
Ай-Петри спит,под пологом небес.
Уже века...лишь редко просыпаясь.
По серпантину медленно исчез.
Туман, что ночь оставила прощаясь.
А у подножья воцарился день.
Там гул машин,тоску вершины будит.
А вдоль дорог уже цветет сирень.
Бегущая в долину чьих то судеб.
Сады стоят и смотрят в моря даль.
Уже  в весенние оделись платья.
Такой чертовски розовый миндаль
И вишен хрупких белое объятье .
Не изменилось, все как и тогда...
Сады,цветы и моря гул протяжный.
Прижались словно дети города.
К отрогам гор,с легендой своей каждый.
Стоит в лучах заката, в тени гор.
Лозою виноградной нежно обнят...
Как шум прибоя ...городок Мисхор.
Там прошлое Русалки люди помнят.
Любовь...она всегда в Крыму жила.
Там  каждый камень ее  духом пронят.
Там ласточка свое гнездо свела...
И волны Миражи ...историй гонят.
Раз в год к фонтану у подножья гор.
С ребенком девушка выходит с моря
И смотрит вслед ей маленький Мисхор
Арзы он помнит...и любовь, и  горе...
Он помнит день, когда она смеясь.
К фонтану грез своим, спустилась рано.
И над водою низко наклонясь...
Попала в плен турецкого султана.
День свадьбы ,стала траурная ночь.
Все плакали,печали слезы лились.
И звали мать с отцом рыдая дочь.
Как волны моря,с грустью в берег бились.
Стамбул.Гарем,Наложницы не спят.
Уж больше года ...там царит волнение
За каждым шагом евнухи следят...
Арзы с ребенком, усыпила... бдение.
И вот она с ним в башню поднялась.
Последний раз поцеловала сына...
Шагнула в бездну волн и унеслась.
На берег ,что вдали виднелся,Крыма.
И вновь забил фонтан и зашумел.
Над ним кустарник белого жасмина.
И каждый год ,сквозь временной пробел.
Идет к нему  Русалка  с своим сыном.
Русалка в Мисхоре. Легенды Крыма
автор: Зинаида Торопчина
 
На севере  -  Ай-Петри, Ай-Тодор,
На юге плещется, играя, море.
Находится посёлок там  -  Мисхор,
Где есть русалка, что встречает зори...
 
Жила в селенье девушка одна  -
Красавица Арзы, дочь садовода.
Она юна, как кипарис  -  стройна.
От женихов влюблённых нет прохода.
 
В саду, у моря и в ночной тиши
Звенел свирелью голосок певучий  -
Лилась та песня из самой души,
И не было на свете песен лучше!
 
И вместе с нею пел, журча, фонтан,
К нему она ходила за водою
В любое время, в знойный день, в туман...
И здесь же встретилась она с бедою.
 
Давно следит старик Али-баба
И ищет случая, чтоб у фонтана
Её похитить. Хороша раба!
Продаст он дорого в гарем султана!..
 
Здесь, у фонтана, встретила любовь,
Любимый парень  -  из села другого.
Хоть покидать родных  -  большая боль,
Но жизни нет без друга дорогого.
 
И вот настал весёлой свадьбы срок,
Селенье всё на свадьбе веселится.
А утром уж покинет свой порог.
С фонтаном захотелось ей проститься.
 
Взяла кувшин. Печально, грустно ей!
И сердце будто сжала боль разлуки.
Вдруг стало и дышать Арзы трудней  -
Ведь на лице чужие чьи-то руки.
 
Ни крикнуть, ни вздохнуть  -  закрыли рот,
А пред глазами  -  пелена тумана...
И лодка пО морю уже плывёт
К далёким берегам  -  в гарем султана...
 
Не в радость красота чужой земли.
Уж год, как мается Арзы в неволе.
И сын не скрасил жизнь её вдали
От близких и родных. Нет хуже доли!
 
И вспоминается ей милый Крым.
На башню поднялась, ребёнок с нею.
И  -  бросилась в пучину вместе с ним,
А море заштормило вдруг сильнее...
 
Русалка с сыном вышла из волны,
На берег смотрит, на фонтан, на море.
Глаза печали, горести полны  -
В них много человеческого горя!
 
В день свадьбы появляется тут вновь,
Пьёт воду из фонтана, как в день давний,
Родных здесь вспоминает и любовь
И ждёт их, ждёт у берега на камне...
Мисхор
автор: Людмила Никитина 
 
Стоит в объятиях дивных гор
Неподражаемый Мисхор.
И ярким солнцем обогретый
Прекрасен он зимой и летом.
 
Вода прозрачна как слезинка,
Сверкает галька,словно льдинка
И серебром чешуй сверкая,
Рыбешки стайкой проплывают.
 
Цветут цветы в аллеях парка
И море тянет как магнит,
И вечно юная русалка
Всех красотой своей манит.
           *  * *
Давно,уж много лет назад
Алы-красавица младая
Жила в Мисхоре и тогда
Ее судьба настигла злая.
 
Разбойник,вор Али-Баба
Похитил девушку и вскоре
Пропала юная Алы
Прекрасна как цветок в Мисхоре.
 
За красоту ее взамен 
Разбойник получил не мало,
Продав красавицу в гарем
Во власть турецкого султана.
 
В апартаментах у султана 
Она наложницей была
И там негаданно-нежданно
Алы младенца родила.
 
Она страдала и молилась,
Богов просила ей помочь
И вот однажды умудрилась
Сбежать в безветренную ночь.
 
Она русалкой обернулась
И по воде в Мисхор вернулась.
Ее мечта вперед вела
В тот край где молодость была.
 
И вот уж столько лет и зим
К груди ребенка прижимая
Волной омытая стоит
Русалка вечно молодая.
        * * *
Здесь самый чистый пляж в Мисхоре
В уютных бухточках и скалах,
И удивительное море
Дает в жару свою прохладу.
 
Экзотика здесь душу греет,
Здесь сосны,пальмы и бамбук,
А знаменитую аллею-
Аллеей Пальмовой зовут.
 
Великолепный парк Мисхорский
И санаторий высший класс,
Цветной фонтан и пляж Приморский
Сюда притягивает вас.
Крымская легенда о русалке и фонтане у Мисхора
автор: Наталия Рудченко
 
В те времена, наш Южный берег Крыма
Под властью у турецкого султана был.
А в некой хижине в Мисхоре жил незримо,
Абий-ака, что человеком честным слыл.
 
Старик выращивал и персики и дыни,
И яблоки, и сладкий виноград.
В деревне все его любили и хвалили,
А пообщаться с ним любой был очень рад.
 
Он мудростью своей людей уважил,
Давал советы дельные всегда.
Ещё он дочкой славился, что нАжил:
АрзЫ – красавицей и умницей была.
 
Стан девушки и гибок был, и строен,
Что летом виноградная лоза.
А ликом, разве что сравнить с луною,
При этом чёрные огромные глаза.
 
Как вишни спелые алели губы,
Румянец щёк мужчин сводил с ума,
Как жемчуг белые сверкали зубы,
И косы до колен черней, чем тьма.
 
Все любовались девушкой прелестной,
Стал к ней присматриваться и сосед,
Купец –  пройдоха, ловкостью известный,
Хитрец такой, каких ещё не видел свет.
 
Купец был турком, и довольно старым,
Имел фелюгу, в Турцию ходил.
За ним водилось много тёмной славы,
Народ Али-бабу боялся, не любил.
 
Арзы Али-баба увидел у фонтана,
С кувшином медным девушка пришла.
Не видел раньше он такого стана,
А красотой, как будто бы с небес сошла.
 
Фонтан у моря самого располагался,
Порою, девушка, мечтая о своём,
Просиживала там, на волны глядя,
И пела чистым, серебристым голоском.
 
Бывало, смех её звенящий раздавался,
А как-то юноша туда пришёл,
И Эрот для обоих постарался,
И лук, две стрелы волшебные нашёл.
 
Доселе, сваталось к Арзы немало,
То были местные, Мисхора женихи.
Арзы им без раздумий отказала,
Без чувств, ведь не отдашь своей руки.
 
Когда ж, сватов прислал к Арзы любимый,
Согласье девушка тот час дала,
Печалило лишь то, что человек родимый,
Из дальнего к родительскому дому был села.
 
Абий-ака играет дочке свадьбу,
И вся деревня собралась на торжество.
Эх, на таком веселье поплясать бы!
Да, выпить за любовь хорошее вино!
 
Спустились сумерки, Арзы взгрустнула,
В наряде свадебном кувшин взяла,
К фонтану девушку безудержно тянуло,
В последний раз она к нему пошла.
 
Чтобы проститься, прежде чем уедет.
И моря тоже ей уж больше не видать.
Звенели струи, падая в сосуд из меди,
Вот он наполнился, осталось только взять.
 
Не знала девушка, в кустах чужие люди
Следят за ней, Али-бабы сигнала ждут.
Что суждено, то непременно будет,
Не избежать судьбы незримых пут.
 
Прыжок кошачий, цепких рук сплетенье,
И крик отчаянья слетает с губ Арзы.
Но, дело сделано, свершилось похищенье,
Красавицу увозят из страны.
 
Родители, жених, односельчане,
Не в силах были что-то изменить.
Оплакав девушку, они лишь тосковали,
Фонтан стал воду только каплями носить.
 
Али-баба добрался до Стамбула,
И здесь удача не оставила его,
Арзы на рынке, как жемчужина блеснула,
Купили евнухи султана самого.
 
За девушку купец имел в уплату
Столь много золота, что он не ожидал.
Арзы ж, в гарема отвели палаты,
Султан её женой своей назвал.
 
Но, клетка, даже если золотая,
Лишь слёзы и тоску, печаль несёт.
Арзы в гареме стала быстро таять,
Был прерван жизнью для неё полёт.
 
Рожденье сына ничего не изменило,
И облегченья вовсе не несло.
В сераля башню подняться она решила,
И с сыном бросилась в открытое окно.
 
В Босфора воды их тела упали,
Пучина женщину с ребёнком увлекла,
Они русалкою с младенцем стали,
ТА, к берегу Мисхора поплыла.
 
Случилось это в годовщину похищенья,
С тех пор к фонтану у Мисхора каждый год,
В день этот, словно в память воскрешенья,
Арзы с младенцем на руках плывёт.
 
Она выходит на берег к фонтану,
Тот начинает воду бить струёй,
Русалка ласково рукою гладит камни,
Лишь временно дарован ей покой.
 
Не обрести ей жизни, что имела,
И сына на земле ей не растить.
Не назовёшь такой поступок смелым,
Не торопитесь умирать, стремитесь жить! 
Русалка и фонтан Арзы - Крымская легенда
автор: Валентина Куплевацкая Добрикова
 
Крымчане знают, что в Мисхоре,
На берегу, у кромки моря,
Есть две скульптуры, две "слезы",
"Русалка "и "Фонтан Арзы."
Постой у моря и послушай :
Прибой играет громче, глуше,
Поёт и шепчет в брызгах пены -
Слова стары, в веках нетленны .
 
                - - - 
Давно то было, но народ,
Который издревле живёт
В Крыму на южных берегах,
Хранит в натруженных сердцах
Святую скорбь далёких лет -
Не смыт слезой кровавый след
Злодейств турецкого султана.
Идут века, но глубже рана
 
И крепче память о былом.
В народе помнят и о том,
Что в хижине, вблизи у моря,
Жил скромный труженик в Мисхоре.
Абий-ака в округе знали,
Односельчане уважали 
Его за честность, доброту,
За скромность, мудрость, простоту.
 
Абий-ака всегда с охотой
На винограднике работал,
Лозу и сад оберегал -
В заботах устали не знал,
Людей и Бога не гневил.
Всего ж заботливей растил
Свою единственную дочь.
Глаза Арзы черней, чем ночь;
 
Стан - виноградная лоза;
Душа, как вешняя гроза, 
Чиста, не тронута пороком;
А с плеч струящимся потоком 
Косички тонкие сбегали -
В них воды горных рек вплетали
Сиянье тайное луны;
И сока спелого полны,
 
Как вишни, губки ярко рдели ;
Как бархат персика, горели
Румянцем щёки. Всякий рад
Остановить свой нежный взгляд
На милой девушке приветом.
Всё хорошо, но как-то летом
Арзы старик-купец увидел.
В Мисхоре каждый ненавидел
 
Седого турка. Ловок был,
Пройдохой, страшным вором слыл,
Под пёстрым парусом фелюги
Торговлю вёл по всей округе -
Вот и звучали вслед слова.
О старом турке шла молва:
- Торговля для него - забава.
Кто запретит? Имеет право.
 
На самом деле средь селянок
Искал молоденьких крымчанок.
Подкараулив, похищал,
В Стамбул тайком переправлял,
Там продавал товар в гаремы 
Пашей и беев. Чужеземец
Привлёк  внимание Арзы,
Но от агатов, бирюзы
 
Разило страхом и бедой.
Старик же потерял покой...
Шло время. Девушка взрослела
И, расцветая, хорошела.
С утра по дому хлопотала,
На виноградник успевала,
Везде звенел счастливый смех,
И песня радовала тех,
 
Кто видел девушку, с кувшином
К фонтану шедшую. Невинно
Звучала песня о любви.
Шептались волны, а вдали
Тонул последний луч заката.
Ну что ж, невелика утрата -
Родится завтра новый день.
 
Вдруг в стороне мелькнула тень.
Спешит домой Арзы: тревога
Закралась в душу. Слишком много
Вокруг нелепой суеты,
В тот миг, как девичьи мечты
Смутил случайный смелый взгляд.
Да только кто ж в том виноват,
Что не из местных парень был.
 
Наверно, он давно забыл
Их встречу здесь вот, у фонтана -
Пришла любовь совсем нежданно.
Арзы надеялась, ждала
Вестей из дальнего села.
В Мисхоре ж парни вслед вздыхали,
К Абию сватов засылали -
От женихов отбоя нет.
 
Но у Арзы один ответ:
От сватов прячется она -
Не любит, не её вина.
Отец смеётся, не трунит:
Ещё успеет полюбить.
И день настал, явились сваты.
Глаза, как чёрные агаты,
Сверкнули счастьем, смущена -
 
Понятно всем, что влюблена.
Жених из дальнего села,
Но, видно, доля привела
Его к Абий - ака порогу.
Любовь не судят слишком строго,
И слёзы близких не отказ -
Быть свадьбе!.. И в урочный час
 
Весна усыпала цветами
Сады Мисхора. Над волнами
Звенели чаек голоса.
И только девичья краса
В тревоге сердца трепетала:
Арзы сегодня ожидала
Разлука с матерью, отцом,
С фонтаном милым... - всё потом...
 
В саду столы уже накрыты,
И страхи девичьи забыты -
Жених и гости у порога.
Обрядов свадебных так много:
У мусульман он чист строг.
Кто хоть однажды видеть мог
Невесты скромность под фатой,
Обет быть верною женой,
 
        Покорность, чести непорочность,
Тот знает, брак бывает прочным,
Когда мужчина их достоин,
В одном лице и муж, и воин,
Отец, опора старикам -
Хранит традиции ислам.
 
Играла свадьба,танцевала.
Всё, о чём девушка мечтала,
Сбылось сегодня, наконец.
Гордится дочерью отец,
Но в сердце матери тоска.
Закатный час, и ночь близка,
Пастух в село ведёт стада,
Ай-Петри тенью, как всегда,
 
Подножье густо укрывает,
Синь моря незаметно тает.
Арзы грустит - душа в смущенье,
Тихонько улучив мгновенье,
Взяла кувшин свой и тропой
Пошла к фонтану за водой...
 
Вокруг повисла тишина,
Лишь где - то с берегом волна
Тайком ласкалась и шептала.
Арзы о детстве вспоминала,
Прощаясь с милой стороной,
С фонтаном. Только вдруг прибой
У ног красавицы разбился,
Рассыпав пену, откатился.
 
Вздохнула девушка: пора
Вернуться в дом, но чувств игра
Коварно медлила разлуку.
Арзы в смятенье, но ни звука
Не вырвалось из нежных уст.
Казалось ей, что берег пуст,
Никто её здесь не обидит.
Идёт к фонтану и не видит
 
Коварных глаз чужих людей -
Давно следят они за ней.
Нагнулась, поднесла сосуд
К струе воды, и только тут
Чужую речь вдруг уловила.
Но цепких рук кошачья сила
Девичий стан вмиг обвила.
Истошный крик оборвала
 
Другая пара алчных рук.
Широкий плащ змеёй вокруг
Стянул ей голову и плечи.
Но чтоб товар не искалечить,
Всю спеленали, подхватили,
Метнулись к лодке и поплыли
К турецким дальним берегам.
Али-баба был просто пьян
 
От подвернувшейся удачи.
День - два красавица поплачет,
Да и забудет свой Мисхор.
Старик - купец не просто вор:
Душа его давно истлела,
А сердце бренное хотело
Богатства, почестей, утех.
Желать - ну разве это грех?
 
Он эту девушку не тронет -
Пускай красавица утонет
В богатстве пышного дворца -
Такой алмаз не для купца.
 
А  в хижине Арзы хватились,
На крик к фонтану устремились,
Но поздно - не догнать фелюгу.
Плач огласил село, округу.
Жених, отец и мать стенали,
Шли к морю, дочь - невесту звали.
Тоска и боль навек в сердцах.
Фонтан у моря вдруг зачах,
Иссякла влага, словно грёзы,
В песок скатились капли - слёзы.
 
Али-баба уже в Стамбуле,
Пираты - жулики в загуле.
Купец спешит с Арзы на рынок
И вьётся, как степной барвинок,
Стараясь девушку развлечь,
Чтоб слёзы перестали течь.
Невольниц много, но такой! -
Посмотришь - и пропал покой!
 
К торгам, по слухам, очень рано
Явились евнухи султана.
Купец в надежде на удачу
Уже и сумму обозначил.
Арзы за торгом наблюдала,
От гнева плакать перестала,
Горели щёки от стыда,
Глаза сверкали. Никогда
 
Она рабой любви не станет!
Но слуг султана не обманет
Бездонный омут чёрных глаз:
Крымчанка - истинный алмаз,
Достойна высшего гарема.
Арзы такая перемена
Повергла в ужас и печаль.
Но старику её не жаль:
Теперь богат он и утешен,
Прощён Всевышним и безгрешен.
 
Арзы наложницею стала.
В гареме чахла, тосковала,
Дичилась старших жён, рабынь.
Ни солнца свет, ни неба синь
В ней радости не вызывали,
А крики чаек навевали
Воспоминанье о былом...
Родился мальчик, но и в нём
Она покоя не нашла,
Худела и вестей ждала.
 
Уж год прошёл с той самой ночи,
Но червь больную душу точит,
Зовёт далёкий берег моря:
Там - счастье, здесь - тоска и горе.
Арзы с ребёнком на руках,
Забыв о евнухах, рабах,
По тайной лестнице сераля,
Как будто в небо улетая,
 
Взошла на башню угловую;
Ребёнка ласково целуя,
В пучину бросилась Босфора...
И той же ночью у Мисхора
Из волн русалка появилась
С младенцем на руках. Струилась
Луна в безжизненных глазах.
Фонтан же, что давно зачах,
 
Ожив, запел и зажурчал,
Манил к себе и словно звал.
Арзы к фонтану подошла
И воду с жадностью пила,
Струёй играла и смеялась,
К родному берегу ласкалась,
То камни гладила рукой,
То с неизбывною тоской
 
Смотрела долго на село -
Уж время за полночь пошло.
Шумел прибой, луна скатилась,
Русалка к морю обратилась
И в воду медленно вошла,
В волнах пропала, уплыла.
 
Но каждый год в ночь похищенья
На море лёгкое волненье,
Фонтан Арзы вдруг оживает,
Поёт, русалку поджидает.
И вот она из волн выходит,
Здесь, у фонтана, ночь проводит.
 
И так идёт за годом год.
Легенда до сих пор живёт.
Как в те седые времена
Волнует, бередит она.
Душа ей внемлет,сострадает,
О жизни думать заставляет.
Прочти её, читатель мой!
 
Цветут сады,шумит прибой,
Ночь накрывает берег моря.
Давно то было. Здесь, в Мисхоре...
Русалка у Мисхора
автор: Валентин Серых
 
Южный Берег здесь тих и приветлив. 
Пролетели с тех пор века, 
Когда жил у подножья Ай-Петри 
Очень скромный Абий-ака. 
В саду яблоки сочные зрели. 
На базар его дыни везли. 
Пуще сада старик лелеял 
Свою милую дочь Айзы. 
Росла девочка очень простая. 
Но красавицей выросла вскоре. 
Стройный стан и коса густая 
Не давали парням покоя. 
Арзы ждала посланцев скоро 
Жениха, что был  сердцу мил. 
Свел их как-то фонтан у Мисхора, 
Что у самого моря бил. 
Когда сват, наконец, появился, 
Все сомненья отбросили прочь. 
Отец сразу на брак согласился, 
Хоть жалел, что уедет дочь. 
Все  на свадьбе. У берега  пусто. 
Уже ранняя темень сгущалась. 
Арзы была немного грустно, 
Когда с милым  фонтаном прощалась. 
                          - 
У фонтана, укрывшись старательно, 
В окружении слуг, как всегда, 
Наблюдал за Арзы внимательно 
Очень хитрый Али-баба. 
Был хозяином быстрой фелюги. 
Юных девушек воровал 
Из селений ближайшей округи 
И султану в гарем продавал. 
За такую невесту, как правило, 
Можно золота много взять. 
Арзы медный кувшин подставила, 
Чтоб воды родниковой набрать. 
То, чего собирались ради, 
Неожиданно завершили. 
Ее чем-то накрыли сзади, 
Руки за спину закрутили. 
Закрывали повязками лица. 
Спеленали невольницу в шаль. 
И фелюга, сорвавшись птицей, 
Полетела стремительно вдаль. 
Когда гости об этом узнали, 
То прокляли пиратов грозно 
К морю люди толпой бежали. 
Оказалось, что слишком поздно. 
                        - 
Очень шумно на главном базаре, 
Куда пленниц толпой везли. 
Средь красавиц, которых собрали, 
Безутешно рыдала Арзы. 
Спеленала неволя цепко. 
Злые евнухи – не друзья. 
А гарем – золотая клетка, 
Из которой уйти нельзя. 
Ни нарядов она не просила, 
Ни гаремных интриг не вела. 
Родила вскоре Арзы сына, 
Но покоя душе не нашла. 
К годовщине печальной осени 
(Для гаремной прислуги – позор!) 
Молодая невольница бросилась 
Головою в холодный Босфор. 
У Мисхора видение было, 
А затем повторялось в веках: 
Из пучины русалка выплыла 
С сыном крошечным на руках. 
У фонтана на берег вылезла. 
Поигралась прозрачной струей. 
Подождала, чтоб пену  вынесло 
И укрылась морскою волной.

Смотрите и другие материалы по теме:

Загрузка...

Легенды регионов

Загрузка...
Наверх
Сайт о городах и странах ljubimaja-rodina.ru