Чтобы найти литературу о малой Родине воспользуйтесь каталогами быстрого поиска:

Дорогие читатели! Сайт "Любимая Родина" рад представить вам легенды о фонтане Бахчисарая в Крыму (Россия), которые написали современные поэты и писатели. Мы благодарим авторов за творческое вдохновение, чуткость, доброту и любовь к Родине.

Крым. Легенда про Бахчисарайский фонтан слез (авторские материалы)

Фонтан слез

автор: Валентина Хоральд-Байрам
 
   Фонтан слез в Бахчисарае (Сельсибиль) создан иранским мастером Омером в 1764 году в память о рано умершей жене хана Крым-Гирея. Первоначально фонтан был установлен у стены мавзолея Диляры-Бикеч. Мусульманские законы запрещали изображать человека и животных. Поэтому художники широко употребляли язык символов. Фонтан украшен растительным орнаментом, в нише мастер расположил чаши. В верхней части ниши вырезан цветок лотоса из пяти лепестков, символизирующий человеческое лицо. Из середины цветка по капле вытекают «слезы». У подножия памятника мастер Омер изобразил похожую на улитку спираль, что символизирует и печаль, и продолжение жизни. Бахчисарайский дворец и фонтан восхищали многих художников и поэтов: Жуковского, Пушкина, Мицкевича.
   Свиреп и грозен был хан Крым-Гирей. Никого он не щадил, никого не жалел. К трону пришел Крым-Гирей через горы трупов. Он приказал вырезать всех мальчиков своего рода, даже самых маленьких, кто был ростом не выше колесной чеки, чтобы никто не помышлял о власти, пока он, хан, жив.
   Когда набеги совершал Крым-Гирей, земля горела, пепел оставался. Никакие мольбы и слезы не трогали его сердце. Трепетали люди, страх бежал впереди имени хана.
— Ну и пусть бежит, — говорил он, — это хорошо, если боятся…
Какой ни есть человек, а без сердца не бывает. Пусть оно каменное, пусть железное. Постучишь в камень — камень отзовется. Постучишь в железо — железо прозвенит. А в народе говорили — у Крым-Гирея нет сердца. Вместо сердца у него — комок шерсти. Постучишь в комок шерсти, — какой ответ получишь? Разве услышит такое сердце?
   Но приходит закат человека. Постарел некогда молодой хан, и ослабело его сердце.
   Однажды в гарем к старому хану привезли невольницу, маленькую худенькую девочку. Деляре её звали. Привёз её главный евнух, показал Крым-Гирею, даже зачмокал от восхищения, расхваливая невольницу.
   Не согрела лаской и любовью старого хана, а всё равно полюбил её Крым-Гирей. И впервые за долгую жизнь свою он почувствовал, что сердце болеть может, страдать может, радоваться может, что сердце — живое.
   Недолго прожила Деляре. Зачахла в неволе, как нежный цветок, лишенный солнца.
На закате дней своих любить мужчине очень трудно. От этой любви сердцу всегда больно. А когда любимая уходит из жизни, сердце плачет кровью. Понял хан, как трудно бывает человеческому сердцу.
   Вызвал Крым-Гирей мастера иранца Омера и сказал ему:
— Сделай так, чтобы камень через века пронёс моё горе, чтобы камень заплакал, как плачет мужское сердце.
   Спросил его мастер:
— Хороша была девушка?
— Что знаешь, ты о ней? — ответил хан. — Она была молода. Она была прекрасна, как солнце, изящна, как лань, кротка, как голубь, добра, как мать, нежна, как утро, ласкова, как дитя.
   Долго слушал Омер и думал: как из камня сделать слезу человеческую?
— Из камня что выдавишь? — сказал он хану. — Молчит камень. Но если твоё сердце заплакало, заплачет и камень. Если есть душа в тебе, должна быть душа и в камне. Ты хочешь слезу свою на камень перенести? Хорошо, я сделаю. Камень заплачет. Он расскажет и о моём горе. О горе мастера Омера. Люди узнают, какими бывают мужские слезы. Я скажу тебе правду. Ты отнял у меня всё, чем душа была жива. Землю родную, семью, имя, честь. Моих слёз никто не видел. Я плакал кровью сердца. Теперь эти слезы увидят. Каменные слезы увидят. Это будут жгучие слёзы мужские. О твоей любви и моей жизни.
   На мраморной плите вырезал Омер лепесток цветка, один, другой… А в середине цветка высек глаз человеческий, из него должна была падать на грудь камня тяжелая мужская слеза, чтобы жечь её день и ночь, не переставая, годы, века…
И еще вырезал Омер улитку — символ сомнения. Знал он, что сомнение гложет душу хана: зачем нужна была ему вся его жизнь — веселье и грусть, любовь и ненависть, все человеческие чувства?
   Стоит до сих пор фонтан в Бахчисарайском дворце и плачет, плачет день и ночь…
Так пронес Омер через века любовь и горе, жизнь и смерть юной Деляре, свои страдания и слезы…"
Бахчисарайский фонтан
автор: Валерий Стегачёв
 
Свиреп и грозен был по жизни хан Гирей 
И не щадил ни близких, ни врагов.
Силён был хан, и с юности своей
Он  не боялся в схватках никого.
 
Взошел на трон хан через горы трупов,
Трон защитив свой от большой напасти,
Убив мальчишек всех из рода тупо,
Чтобы никто не помышлял о власти.
 
Когда свершал набеги Крым-Гирей,
Земля горела, пепел оставался,
Он  убивал и женщин, и детей,
И кровью жертв хан просто упивался.
 
Ни женская любовь, ни даже злато
Гирею были, в общем, не по нраву,
На роскошь хан смотрел холодновато,
Так как любил одну лишь власть и славу.
 
Молва дурная шла Гирею вслед,
По ходу всех она ввергала в шок,
Что, дескать, у Гирея сердца нет,
А вместо сердца только шерсти клок.
 
Но всё ж, ничто не вечно под луной.
И вот Гирей в век старости шагнул,
И, на закате обретя покой,
На жизнь Гирей по-новому взглянул.
 
Хоть сердце хана было и из шерсти,
Но хан, как все, был из того же теста,
Что даже в этом сердце, к хана чести,
Осталось для любви немного места.
 
Однажды главный евнух во дворец
Наложниц новых партию доставил,
В одну Гирей влюбился как юнец,
И сердце биться вновь своё заставил.
 
Наложницу все звали Деляре.
Всей красоты её не передать.
И Крым-Гирей на склоне лет прозрел,
Что его сердце может так страдать.
 
Но Деляре была прохладна к хану,
И не согрела хана своей лаской,
Тем самым, нанеся больную рану,
Не став, как все, ему женою ханской.
 
Отказом хан задет был за "живое",
И чувствовал себя Гирей прескверно,
Но, несмотря на действие такое,
Хан всё равно любил её безмерно.
 
Но Деляре недолго прожила,
Она зачахла, как цветок в неволе.
И на закате тихо умерла,
Оставив хана в неутешном горе.
 
Хан о любимой долго горевал,
Такая боль была для хана новью,
Лишь в конце жизни грозный хан познал,
Как сердце о  потере плачет кровью.
 
Призвав в покои мастера Омера,
Гирей поставил перед ним задачу:
Создать из камня нечто для примера,
Чтоб передать, как сердце его плачет.
 
Иранец молча выслушал Гирея.
И тут же хану в качестве ответа,
Нисколько перед ханом не робея,
Тирану мысли вслух свои поведал.
 
—Хан, ты лишил меня на век свободы,
Мольбам тогда моим не вняв,
Держал меня в неволе годы,
Семью и Родину отняв.
 
Пусть боль в груди не превозмочь,
Пусть даже в сердце моём пламень,
Но я исполню всё точь в точь,
Резцом заставлю плакать камень.
 
Прости, владыка, камнетёса,
Я не хочу тебя обидеть,
То будут и Омера слёзы,
Пусть слёзы эти все увидят.
 
И вот на мраморной плите
Цветка он высек лепесток,
Сперва один, другой затем…
Сплетя из лепестков цветок.
 
А посреди того цветка
Ваятель высек глаз резцом,
Должна отсюда свысока
Слеза на камень пасть потом.
 
Из чаши в чаши истекая,
Вниз, как по каменным щекам,
Текла, чтоб не переставая,
Минуты, годы и века.
 
Ещё он вырезал на плитке,
Как символ вечного сомненья,
На глади мраморной улитку,
Как знак грядущим поколеньям.
 
С поры той, даже в январе,
Всё это зрят живые розы,
Как славят память Деляре
Ваятеля скупые слёзы.
 
Стоит фонтан тот до сих пор, 
Дворец собою украшая,
Стоит векам наперекор,
Визиткой став Бахчисарая.
Легенда - Фонтан слёз Бахчисарайского дворца
автор: Соколова Елена Петровна
 
Жесток и грозен был Гирей,
Своею властью упиваясь.
Текла рекою кровь людей,
А он зверел, не унимаясь.
 
Его богатства не прельщали,
Любовь он к людям отвергал, -
Всё власть и слава замещали,
Народ от страха трепетал.
 
Но меж собою все шептали:
- Нет вовсе сердца у него! -
Мы на судьбу свою роптали,
От злости, мучаясь, его.
 
- В нём вместо сердца – шерсти клок!
В него стачать – не достучаться! –
Гирей совсем любить не мог,
И не хотел ни с кем встречаться.
 
Но подошёл его закат,
И хан могучий постарел, -
Забилось сердце, как набат,
И полюбить старик сумел.
 
Вдруг сердце человечьим стало,
Простым и голым, как дитя.
Потупив голову устало,
Любил Гирей, и не шутя.
 
В гарем невольницу пригнали,
Из северной чужой страны.
У хана чувства заиграли, -
Здесь не было её вины.
 
Она не грела его лаской,
Гуляя тихо во дворе.
Ему казалась дева сказкой,
Шептали губы: “Деляре”.
 
Вдруг понял хан, что сердце может
Болеть и трепетно любить.
Без Деляре он жить не может,
И сердце жар не утолить.
 
Зачахла девушка в неволе,
Увял в ней жизненный росток,
И, покорившись страшной доле,
Погиб в ней трепетный цветок.
 
Любимую хан потерял,
И сердце разорвалось болью.
Гирей теперь лишь осознал,
Что сердце может плакать кровью.
 
Мужское горе страшным было.
Гирей как человек страдал, -
В тоске безумной сердце ныло,
Любви утрату он познал.
 
Решив любовь увековечить,
Он мастера к себе позвал.
Простой любовью человечьей
Гирей томился и страдал.
 
-Ты сделай всё, Омар, чтоб камень
Заплакал так, как плачу я.
Слезами окропи ты пламень,
В душе терзающий меня.
 
Но мастер тихо и смиренно
У хана старого спросил:
- Что было в ней проникновенно,
За что ты, хан, её любил?
 
- Как лань, она была изящна,
Как птичка кроткая нежна,
Как утро ясное прекрасна,
Перед Аллахом не грешна.
 
- Любовь моя так много значит!
- Мой хан, тебя утрата гложет!
Раз твоё сердце теперь плачет.
То камень тоже плакать сможет!
 
А раз душа твоя страдает,
То есть душа и в камне тоже, -
Слезами камень зарыдает,
Мужские источая слёзы.
 
Скажу, Гирей всю правду я:
- Ты отнял всё, чем был я жив!
Заплачет камень у меня,
Слезою горестной ожив!
 
Ты отнял землю, имя, честь!
Но слёз моих никто не видел,
И не растил к тебе я месть,
Однако часто ненавидел!
 
Я плакал сердцем и душой,
 И лишь один я видел грёзы.
Да! Будет наш фонтан живой!
Но это будут наши слёзы!
 
Пусть камень жжёт мужская боль,
Пусть слёзы жгучие текут,
Пусть плачет горе и любовь,
Ведь наши слёзы, хан, не лгут!
 
И до сих пор фонтан стоит,
Веками плача день и ночь.
Печаль мужскую он хранит,
Преодолеть её невмочь.
 
И я на мраморной плите
Читаю вечный знак сомнений.
Зачем же жить нам в суете,
Дабы страдать от потрясений?
Бахчисарайский Фонтан слёз
автор: Зинаида Торопчина
                 "Фонтан любви, фонтан живой!
                 Принёс я в дар тебе две розы".
                                           А.С.Пушкин.
 
Есть во Дворце Бахчисарая
Воспетый Пушкиным фонтан.
Стоят толпой там, замирая,
Туристы из различных стран.
 
Хоть есть фонтаны побогаче
И краше, золотом горят,
Но этот ... он века уж плачет,
О скорби капли говорят...
 
 
Столица ханская в предгорье
На многих наводила страх.
Несли набеги ханов горе,
Всё превращая в тлен и прах.
 
Особой лютостью средь ханов
В то время славился Гирей,
И воевал он неустанно,
И был свирепей всех, хитрей.
 
Ни слёзы женские, ни дети  -
Ничто не трогало его.
Лишь по душе одна на свете  -
Страсть к власти, больше ничего!
 
О нём недаром говорится,
Что вместо сердца  -  шерсти клок.
Сполна смог властью насладиться.
Но в жизни есть всему свой срок.
 
Почувствовал от войн усталость,
Уже не радует и власть,
Подкралась незаметно старость,
И  -  вспыхнула вдруг в сердце страсть!
 
К наложнице  -  красивой, юной  -
Душою всею воспылал,
О ней мечтал он ночью лунной,
Пред нею робким он бывал.
 
Но для Диляры жить в неволе,
От близких и родных вдали  -
Мучительно, нет хуже доли!
Чужа краса другой земли.
 
Её не радуют наряды,
Кругом  -  притворство и обман,
Других невольниц злые взгляды,
И неприятен старый хан.
 
И вот Диляра, как ни странно,
Покинула вдруг белый свет.
У хана в сердце  -  словно рана, 
Ему покоя больше нет.
 
Чтоб выразить своё страданье,
К себе Омера вызвал хан,
Даёт он Мастеру заданье
Создать из мрамора фонтан.
 
Такой, чтоб камень плакал даже
И высказал души всю боль,
Чтоб постоянно, как на страже,
Оплакивал его любовь.
 
И Мастер воплотил в узоре
Боль сердца, что не превозмочь,
И капли капают от горя
Из чаши в чашу день и ночь.
 
...Поэт увидел: словно слёзы,
Не льётся  -  капает вода,
И положил он в чашу розы  -
Теперь здесь розы есть всегда.
  "Фонтан слёз" (сельсебиль) построен в 1764 году. Из мраморного цветка в верхнюю чашу капает вода, напоминая слёзы. Наполнение чаши водой символизирует наполнение сердца горем. Затем вода переливается из чаши в чашу. А внизу  -  спираль, она символизирует вечность. Этот памятник был установлен  у мавзолея Диляры, а во внутренний дворик дворца был перенесён при Потёмкине (перед приездом Екатерины II).
         О Диляре не осталось никаких сведений, поэтому возникло несколько легенд. То она грузинка, то черкешенка, то гречанка. И причина смерти разная: то её утопили в бассейне, то отравили, то зарезали. А Пушкин услышал версию, что ею была польская княжна Мария Потоцкая, об этом он и написал поэму "Бахчисарайский фонтан".
Легенды Крыма. Фонтан слез Бахчисарай
автор: Сергей Милевский
 
Свирепый, грозный Крым – Гирей
Пугал жестокостью своей.
На трон – по трупам малышей,
В крови младенцев до ушей!
 
В набегах пленных не щадил,
Всех истреблял, огнём палил.
Страх впереди него бежал.
Народ от страха трепетал!
 
Прочь и ласку и любовь,
Пусть рекою льётся кровь!
Выше жизни хан кровавый
Ценит власть и ценит славу.
 
Кто бы ни был человек,
Но уже из века в век
Отбивает в ритме герцы
Человеческое сердце.
 
Сердце камень – звук глухой,
А железо – звон пустой.
Что у хана невдомёк.
Говорят, что шерсти клок.
 
Хоть и день, и ночь стучит -
Шерсть глуха, всегда молчит.
Только поздно или рано
Ослабело сердце хана.
 
Застоялась в сердце кровь
И вошла в него любовь.
Было сердце в шерсти, злое.
Стало голое, простое.
 
Привезли невольниц хану.
На потеху басурману.
У гарема во дворе
Хан увидел Деляре.
 
Она маленького роста
И одета была просто.
Хоть худа, но словно пава
Вся невинностью сияла.
 
Главный евнух Крым – Гирею
Ее хвалит не робея.
Все расхваливал и охал,
Восхищаясь, аж зачмокал.
 
Деляре не любит хана,
Не ласкает, как ни странно.
Крым – Гирей всёж полюбил,
Своё сердце ощутил.
 
Что оно болит, страдает.
Что оно живым бывает,
Радость жизни ощутив.
Хан ведь вправду полюбил!
 
Как цветок без солнца, вскоре
Чахнет Деляре в неволе.
Крым –Гирей поникнул вмиг
На закате дней своих.
 
Крым – Гирею горько, нудно.
Понял хан, как сердцу трудно.
От такой любви всегда
Больно сердцу и беда.
 
Омер, иранец, мастер знатный.
Хан в беседе с ним приватной
Попросил, чтоб море слез
Камень сквозь века пронёс.
 
Слезы эти – хана горе.
Камень пусть заплачет вскоре.
А красива ль была Дива
Мастер спрашивал учтиво.
 
Как голубка была кроткой.
Лань с изящною походкой.
Солнце красное она.
Была ласкова, нежна.
 
Долго слушал мастер хана
Слезы, камень – очень странно.
Но, коли сердце хана плачет –
Заплачет камень, не иначе!
 
Мастер молвил: «Хорошо.
Только знай, что он ещё
О моем расскажет горе,
О моей нелёгкой доле!
 
Правду я скажу тебе.
Все ты отнял на земле –
Имя, дом, семью и честь.
Да всего не перечесть!
 
Ты моих не видел слез.
Я сквозь годы их пронёс.
Мужские слезы, жгучие,
Чёрные, колючие!
 
Что же старый визави
О нашей жизни и любви,
Где есть шипы и розы,
Пусть увидят слезы».
 
Он на мраморной плите
Днем и ночью при свече
Лепестки один, другой
Высекает сам не свой.
 
А в цветочке, посмотри,
Человечий глаз внутри.
Из него на камень грудь
Слезы падают чуть – чуть.
 
Чтобы грудь и день и ночь
Жечь, и было ей не в мочь!
Тяжела слеза мужская,
Горя право в ней без края!
 
Слезы как бы набегают
И тихонечко стекают,
Словно по щекам на грудь.
Из чашки в чашку долгий путь.
 
И улитка загляденье!
Символ нашего сомненья.
Ведь сомненье гложет хана!
Как превратна жизнь и странна.
 
Плачет тот фонтан точь в точь
И поныне день и ночь.
Вместе льются, как ни странно
Слезы мастера и хана.
Бахчисарайский фонтан. Легенда
автор: Людмила Никитина
                                         Фонтан любви,фонтан живой,
                                         Принес я в дар тебе две розы...
                                                        (А.С.Пушкин)
В районе города Бахчисарая
Были владенья хана Крым-Гирея.
Его жестокости боялись все вокруг-
Он беспощаден,жаден был и груб.
 
Хан постоянно совершал набеги.
И не смотрел богат ты или беден,
Все разрушал,громил,уничтожал,
И он людей до нитки оббирал.
 
Не зная ни любви,ни наслажденья,
Он не заметил как промчалось время...
Все пролетело за одно мгновенье
И старость на него легла как бремя.
 
Хан Крым-Гирей стал чахнуть без любви,
Дворец стал блекнуть,розы увядали,
И,вдруг ему в подарок привели,
Наложницу по имени Диляра.
 
Своею юностью она его пленила,
И на повал сразила красотой
Тогда,назвав ее своей любимой,
В гареме сделал первою женой.
 
Стрела любви его пронзила в сердце
И он навеки потерял покой,
Откуда у такого изуверца
Возникли чувства к девочке простой?
 
Она была юна, чиста, прекрасна,
Утех любовных в жизни не познала,
И чувства хана-пыл его и страсти,
Оставив без ответа,отвергала.
 
От ревности и зависти сгорая,
Ее в гареме сразу не взлюбили,
И девочку гнобя и унижая,
Однажды,яд подсыпав,отравили.
 
Хан заболел жестокою тоской-
Ни ел,ни спал,был буд-то сам не свой,
И тело девушки,которую любил,
Он в склепе на террасах схоронил.
 
И в память о заложнице простой
Фонтан построил с чистою водой,
Что б, как его слеза она стекала,
И о большой любви напоминала.
 
Сползая в чаши каплею святой,
Она не даст забыть как злые чары,
Забрали жизнь у девы молодой-
Красавицы-наложницы Диляры.
                            "Фонтаном слез" его назвали люди
                            Он плачет жарким летом и в морозы,
                            И о любви напоминаньем будет,
                            Как символ девушки,всегда живые розы. 
У Фонтана слёз
автор: Любовь Улуру
 
Свиреп и грозен Крым–Гирей.
И яд, сильнее, чем у змей,
Наполнил яростную душу.
Он клятвы данной не нарушит.
Всё беспощадней он и злей,
Не слышит стоны матерей.
И трупы мальчиков–младенцев
Усеяли трон изуверца.
Его любовь – лишь власть и слава.
Когда враг хана обезглавлен – 
Спокойным снам открыта дверь,
В них погружается сей зверь.
Он в снах – владыка всего мира,
Важней бухарского эмира,
Главней турецкого султана,
Весь свет трепещет перед ханом.
Бывают разные сердца.
В одном любови нет конца.
Бывает каменное. Хоть какое,
Но всё же сердце… И живое…
Ударишь камень – отзовётся,
Железо звоном обернётся.
А что ответит шерсти ком?
Кричишь… Но тишина кругом.
Пришёл закат. А жизни склоны,
Бессмыслицами испещрённые,
Поблекли. В нём остыла кровь,
Ослабло сердце и вошла любовь.
Она была так молода.
Прекрасна, как в ночи луна.
Изящна, как лесная лань.
Нежна, как утренняя рань.
Но не согрела лаской хана.
Росла в груди большая рана.
Зачахла, как цветок без света.
Теперь – легенда для поэтов.
И мастер дивных дел Омер,
Его нам ставили в пример,
Он памятник несчастной доле
И птичке, умершей в неволе
Создал… И гонит мысли прочь…
Страданиям тут не помочь.
Стоит фонтан. Печаль и боль.
И плачет, плачет день и ночь.
Вверху под лотосом лежат
Два символа любви – две розы.
А вниз по каплям капли-слёзы,
Будто живые по щекам дрожат.
Пять лепестков цветка Востока
Застыли в камне одиноко.
Так сохранил любовь в душе
Хан к юной милой Деляре.
Крымская легенда о фонтане слёз
автор: Наталия Рудченко
 
Я расскажу тебе легенду о фонтане,
Чьи слёзы капают из года в год.
О Крым-Гирее – кровожадном хане,
Что занял трон свой, обезглавив род.
 
Он приказал всех мальчиков из рода,
Чей рост чеку колёсную превосходил,
А это были малыши постарше года,
Предать мечу, а попросту казнил.
 
Чтобы никто не помышлял о власти,
Пока он жив и занимает трон.
Не знал Гирей ни жалости, ни страсти,
А имя хана вызывало страх и стон.
 
Каким бы ни был человек, имеет сердце.
Возможно, твёрдое, как камень, как гранит.
А если в каменную постучаться дверцу,
То отзвук будет, камень зазвучит.
 
Коль сердце из железа или стали,
При стуке отзвуком возникнет звон.
А если сердце шерсть, что намотали,
Бессмысленно стучать, молчанье в сердце том.
 
Но старость разрешение не спросит,
Настигнет там, где ты её не ждёшь.
И духа твёрдость, и здоровье – всё уносит,
Остатки сил ей безвозвратно отдаёшь.
 
И то, что шерстяным комочком было,
Очеловечилось, став голым и живым.
Гирей состарился, а сердце запросило
Любви безумной, словно было молодым.
 
Случилось, евнух девочку в гарем доставил,
Невольницу, что звАлась ДелярЕ,
Хвалил красиво, хана позабавил,
Приблизив сердце старика к мечте.
 
Впервые боль его тогда коснулась,
Томленьем сладким разум опоив.
Любовь глубокая и чистая проснулась,
Гирей заплакал, страсть и нежность ощутив.
 
Но хана девочка любовью не согрела,
Зачахла, как цветок, что солнца не видал.
И вскоре умерла, похоронили в мавзолее тело,
А Крым-Гирей по камню мастера позвал.
 
Тот мастер был преклонных лет иранец,
Что над камнями годы долгие корпел.
Резец и молоток в его руках плясали танец,
Он в камне душу отразить умел.
 
ОмЕр вникал в заказчика желанье,
Затем без отдыха и впроголодь творил.
Труд тяжкий поглотил его сознанье,
Здоровья, жизни и семьи лишил.
 
Поставил хан задачу пред Омером
Слезу мужского сердца показать.
Боль жгучую, тоску и горе в целом,
Чтоб видевший стал сопереживать.
 
ВекА творение должно тревожить,
Пронзая душу нежностью своей,
Чтобы мурашки бегали по коже,
И слёзы были на глазах людей.
 
Омер хотел узнать, о ком хан плачет,
Какою девушка любимая была?
Чтоб лучше вникнуть в глубину задачи,
И Крым-Гирей сказал ему тогда,
 
Что ДелярЕ нежна была, как утро,
Кротка, как голубь, и добра, как мать.
Созданье ласковое, что цветочек хрупкий,
Дитя прекрасное, а смерть не стала ждать.
 
- Вполне задача будет выполнима,
Коль есть в тебе душа, то в камне тоже есть.
Слеза мужская с каменной сравнима,
А волю ханскую почёл Омер за честь.
 
И вырезал цветок, что с лепестками
На белом мраморе как будто бы ожИл,
А в центре глаз, что слёзы испускает,
Роняет, словно из последних сил.
 
Те капают и медленно стекают,
Как по щекам, и по мужской груди,
Жгут камень, след печальный оставляют,
Как память об утраченной любви.

Смотрите и другие материалы по теме:

Загрузка...

Легенды регионов

Загрузка...
Наверх
Сайт о городах и странах ljubimaja-rodina.ru