Чтобы найти литературу о малой Родине воспользуйтесь каталогами быстрого поиска:

Дорогие читатели! Сайт "Любимая Родина" рад представить вам легенды про белую скалу Ак-Кая в Крыму (Россия), которые написали современные поэты и писатели. Мы благодарим авторов за творческое вдохновение, чуткость, доброту и любовь к Родине.

Крым. Легенды о белой скале Ак-Кая (авторские материалы)

Легенда о Дорт-Куле (Ак-Кая - белая скала)

автор: Валерий Стегачёв
 
Довольно давно, как гласило преданье,
У нас на восточной окраине града
Совсем небольшая деревня стояла,
Которой совсем уж забыли названье.
 
Поодаль Биюк Кара-Су протекала,
Весёлая, чистая, словно слеза.
Поила людей, их сады поливала,
Чтоб щедрой была винограда лоза.
 
С востока её Ак-кая защищала
От частых набегов несметных врагов.
Стеною надёжной скала та стояла
От злых и холодных восточных ветров.
 
С другой стороны холм над ней возвышался,
С крутыми боками и с ровной вершиной.
В надёжности он со скалой состязался,
Как сторож, заросший зелёной щетиной.
 
На холм этот женщины часто взбирались,
Чтоб глянуть, как в арбах под вечер ярами
С базаров далёких мужья возвращались, 
Продав то, что сами взрастили руками.
 
Спокойно жилось людям в той деревушке
В добротных домах, окружённых садами.
За щедрость хвалу воздавали речушке,
И радость, и горе делили с друзьями.
 
Но тут вдруг денёчки лихие настали,
Отколь ни возьмись, страшный змей налетел.
Ни копья "змеину", ни стрелы не брали-
И аспид летучий творил, что хотел.
 
Он огненным вихрем пронёс своё тело,
Круша всё огромным хвостищем своим.
И скрылся в пещере, дырой что чернела
У самой вершины седой Ак-Каи.
 
И вот ежедневно, лишь полдень настанет,
Змей стал над деревней летать вновь и вновь,
То вдруг мужика, то бабёнку утянет
И пьёт, как вампир, их горячую кровь.
 
Но чаще всего этот изверг ужасный
Девчат из деревни тайком воровал.
Совсем молодых ещё, юных, прекрасных,
И сердце когтями из жертв вырывал.
 
Здесь страху такого доселе не знали.
Так всех запугал их крылатый злодей.
И в полдень отцы дочерей прятать стали
Подальше от острых змеиных когтей.
 
Жила в деревушке красунья - дивчина.
Ей вёсен шестнадцать едва отсчитали.
Её красотой любовались мужчины,
А юноши, глядючи, только вздыхали.
 
Мечтал её в жёны взять юноша каждый,
Но шанс только лишь одному улыбнулся:
Был юноша самый в деревне отважный,
Вот он то красавице и приглянулся.
 
Парнишка любил её нежно, тепло,
Красавица в юношу тоже влюбилась.
И всё уже будто бы к свадьбе уж шло,
Но тут, так некстати, беда приключилась.
 
В тот день на деревню жара навалилась.
Дивчина, расслабившись только на «йоту»,
Забыв об опасности, к речке спустилась,
Чтоб тут окунуться в прохладную воду.
 
Но вдруг, словно тучею, солнце закрыло:
То змей незаметно к дивчине подкрался.
Когтями схватив её, аспид двукрылый
С несчастною жертвою в небо поднялся.
 
Но змей в этот раз отступил вдруг от правил,
Он был, как и все, ослеплён красотою.
В пещеру свою он дивчину доставил 
И сделал насильно своею женою.
 
Красавица плакала, руки ломая,
Но так уж сама постаралась природа,
Пещера была далека так от края,
Что выхода нет из пещеры, ни входа.
 
И вот, как положено, в срок через время
Она родила для Горыныча сына,
Тем самым продолжив змеиное племя.
Безмерно был счастлив папаша – "змеина".
 
Горыныч полмира изрыскав меж делом, 
Принёс золоченую люльку сынку.
И, чтоб колыбелька надёжно висела,
Серебряной цепью прибил к потолку.
 
Дивчина скучала по дому в неволе,
И, сидя в огромной пещере у края,
Она напевала о девичьей доле
Печальные песни, о милом вздыхая. 
 
И голос несчастной дивчины был слышен
Внизу пастухам, что отары пасли,
Как глас, что был послан откуда-то свыше,
Растаявши эхом у самой земли.
 
Мечтать о спасении больше не смея,
Смирившись, дивчина за мысль ухватилась:
Ведь можно спасти земляков от злодея,
Лишь выведав, в чём у Горыныча сила.
 
Однажды, ласкаясь к Горынычу мило,
На миг притворившись послушной женою,
Себя пересилив, дивчина решила
Узнать его тайну любою ценою.
 
К нему обратилась: 
" О мой повелитель,
Дозволь мне загадку одну разрешить:
Ужель есть на свете достойный воитель,
Что сможет, Горыныч, тебя победить?
 
Я так за тебя, дорогой, беспокоюсь,
Что слёзы волной застилают мне веки,
И, как на духу, пред тобою откроюсь:
Боюсь потерять тебя, милый, навеки…"
 
Растроганный аспид, речам её вняв,
Девушке тайну открыл:
 " Дескать, бают,
Что юноша есть, что сильнее меня,
Но сам он об этом, конечно, не знает".
 
"Так кто он, кто может тебя победить?
Ответь мне, Горыныч, скорей.
И чем же он может тебя погубить?
Скажи, не томи, мудрый змей". 
 
"Живёт этот парень в твоей деревушке,
Ему по наследству оставил отец
Меч, что висит на стене в их лачужке,
Люди зовут его меч – кладенец".
 
"Так назови же мне имя его!"
Змей, потянувшись, зевнул.
Юноши имя назвал он того
И, отвернувшись, уснул.
 
Имя узнавши, красунья вздохнула.
Это был тот, кто любил её прежде…
Дивчина глаз до утра не сомкнула,
Радуясь вспыхнувшей снова надежде.
 
Утром, лишь змей на разбой улетел,
Женщина край рукава оторвала,
Тайну, что ночью ей змей "нашипел",
На лоскутке угольком написала.
 
Камень в лоскут завернула без слов,
Слыша под сводами сердца удары,
Бросила камень к ногам пастухов,
Тем, что пасли у подножья отары.
 
И пастухи посчитали за честь,
Миссию выполнить без промедленья,
Чтобы доставить скорей эту весть
Мудрым старейшинам прямо в селенье.
 
Древние старцы лишь суть уяснили,
Тотчас к герою решили идти.
И, до земли поклонившись, просили
Всех земляков от злодея спасти.
 
"Чтоб не было больше ни сирот, ни вдов
И дети в деревне спокойно гуляли,
Злодея на битву ты вызвать готов?"-
И тут же записку ему показали.
 
" Как смею я просьбе людей отказать,
Коль та, что находится в лапах злодея,
Не побоялась секрет передать?
В честь нашей любви одолею я змея…
 
Но есть у меня пожелание к вам,
Что б я там не видел ни слёз, ни рыданий,
Пусть женщины наши сидят по домам,
Избавив меня от душевных терзаний".
 
" Да будет по-твоему, – люди сказали,-
 Твоё пожеланье для нас, как указ".
И женщинам строго своим наказали
Сидеть по домам, коль придёт битвы час.
 
Лишь только одной ничего не сказали-
Была этой женщиной юноши мать.
И ей говорить о сраженье не стали,
Чтоб сердце заранее бедной не рвать.
 
Вот, духом собравшийся, после полудня
К подножью скалы подошёл наш герой,
Чтоб Божье свершить, наконец, правосудье,
Горыныча юноша вызвал на бой:
 
" Коль буду сильней тебя, с Божьею волей,
Тогда не сносить уж тебе головы.
А коль у тебя выйдет силы поболе,
То сердце моё на куски разорви…"
 
Решили назначить на полдень сраженье.
Местом избрали вершину холма.
И, в предвкушение сечи грядущей,
Молча скорей разошлись " по домам".
 
В тот вечер в селении долго не спали,
Бессонным часам потеряв уже счёт.
И словно на гуще кофейной гадали,
Что наступающий день принесёт:
 
Вернётся ли юноша храбрый с победой,
Иль будет, как прежде, злодей лютовать?
И только мать юноши, горя не ведая,
Очаг погасив, улеглась мирно спать.
 
И вот ровно в полдень, как чёрная туча,
Горыныч пронёсся, ноздрями дымя,
И, клич прокричав над деревней, могучий, 
Уселся злодей на вершине холма.
 
Мать бросилась к сыну, от мыслей шальных
Пытаясь его задержать на ходу.
Но он, незаметно сняв меч со стены,
Её успокоил: 
"Я скоро приду".
 
Быстрой походкой взобравшись на холм,
Смело шагнул прямо смерти навстречу
Наперевес с обнажённым мечом.
И началась грандиозная сеча.
 
Вихрем на юношу змей налетел,
Сходу пытаясь несчастного сцапать. 
Но он оставил его "не у дел",
Вмиг отрубив ему правую лапу.
 
Взвыл змей от боли и бросился вновь,
Ведь не привык он к такому урону.
Хлынула аспида чёрная кровь,
Грязным ручьём потекла вниз по склону.
 
Юноша снова атаку отбил,
Кажется, будто победа близка,
Но и герой наш остался без сил,
Меч уж не держит так крепко рука.
 
А материнское сердце не камень.
Только взглянув на вершину холма
И увидав ручьи крови и пламень,
Мать обо всём догадалась сама.
 
" Нет, не отдам я Горынычу сына!"
Женщина вмиг для себя всё решила.
И вот, со страхом глядя на вершину,
К месту сраженья она поспешила.
 
Змеина хвост мощный занёс для удара,
Только мгновенье до смерти осталось.
Мать ведь на помощь спешила недаром,
Громко: " Сынок, берегись!" – прокричала.
 
Юноша резко на крик обернулся,
Это его от удара спасло.
Хвост, просвистев, лишь к руке прикоснулся,
Подлому аспиду будто назло.
 
И вот, с присущим лишь юношам жаром,
Меч свой волшебный занёс паренёк,
И в тот же миг он последним ударом
Голову чудищу напрочь отсёк.
 
С хрипом предсмертным Горыныч затих.
Но и герой получил ран немало.
Рядом с поверженным змеем он сник,
Храброе сердце стучать перестало.
 
С плачем склонилась и мать перед ним…
Вскоре все люди пришли на бугор.
" Сыном ты можешь гордиться своим,
Мы никогда не забудем его!"
 
И вот на месте жестокого боя
Вырыли порознь две свежих могилы
И, совершивши деянье простое,
Тут же обоих и схоронили.
 
После всего на могилу героя
Камня больших три они положили.
Богатырей трёх он мужеством стоил- 
Так его память в народе почтили.
 
Ну а для всем ненавистного змея
Камень совсем небольшой притащили,
Чтоб позабыли скорей о злодее-
Так старики на совете решили.
 
Голову долго не стали ломать,
И вот с чьего-то благоволенья,
Холм этот стали "Дорт Куль" называть,
Значит: "Четыре захороненья".
 
Что с девушкой стало – легенда молчит…
Но песен с тех пор пастухи не слыхали.
И люлька в пещере доныне висит,
Об этом старухи на рынке болтали.
 
Не счесть храбрецов, что пытались зазря,
Ту люльку златую извлечь,
Но только отвесной стеной Ак-Кая
Смогла эту тайну сберечь.
 
Столетья прошли над седой Ак-Кайой,
Сменились людей поколенья,
Но притча, что связана с Белой скалой
И ныне не знает забвенья.
 
Ак-Кая – Белая скала (тюр.)
Дорт Куль – четыре захоронения (тюр.)

Смотрите и другие материалы по теме:

Загрузка...

Легенды регионов

Загрузка...
Наверх
Сайт о городах и странах ljubimaja-rodina.ru